Залоговое требование погашено гарантом в банкротстве

Залоговое требование погашено гарантом в банкротстве

Удовлетворение гарантом требования бенефициара по банковской гарантии — сделка за счет должника?


При рассмотрении в деле о банкротстве обособленного спора столкнулся с интересной проблемой – возможно ли в принципе оспаривание по специальным основаниям платежа, осуществленного банком-гарантом во исполнение выданной кредитору должника-принципала банковской гарантии, и каковы последствия признания такого платежа недействительной сделкой. Вкратце фабула. Банковская гарантия выдана в 2011 году. Обязательства принципала, которые могут возникнуть вследствие исполнения гарантом условий гарантии, обеспечены ипотекой.

Действительность как самой гарантии, так и договора ипотеки никто под сомнение не ставит и не оспаривает. В сентябре 2013 года арбитражный суд принимает заявление о признании должника-принципала банкротом. Через месяц после этого бенефициар обращается к банку с требованием об уплате денежной суммы по банковской гарантии (основной долг плюс неустойка).

Обязательство должника перед бенефициаром по уплате данной суммы возникло до принятия судом заявления о банкротстве.

Банк-гарант удовлетворяет требование бенефициара. В последующем в деле о банкротстве гарант включается в реестр требований кредиторов должника со своим регрессным требованием, обеспеченным ипотекой. По мнению конкурсного кредитора, осуществленный банком платеж по банковской гарантии является сделкой, влекущей за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (ст.

61.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Позиция процессуальных оппонентов сводилась к тому, что платеж, осуществленный банком по банковской гарантии, не является сделкой, совершенной за счет должника, следовательно, не может быть оспорен по специальным основаниям.

Соответственно, первый вопрос, касающийся приведенного казуса: является ли осуществленный банком платеж по банковской гарантии сделкой за счет должника? Суд первой инстанции посчитал, что не является. Обоснование, увы, отсутствует, суд ограничился лишь указанием на то, что

«в материалах дела отсутствуют доказательства осуществления спорного платежа самим должником или другим лицом за счет имущества должника»

.

Мало того, что суд фактически устранился от юридического анализа правоотношений сторон, так еще и произвел подмену – все же, как мне кажется, «за счет должника» совсем не то же самое, что «за счет имущества должника».

«За счет имущества должника» — более узкое понятие, предполагающее, что совершившее сделку лицо в момент ее совершения имело право непосредственно распоряжаться имуществом должника. К примеру, такие приведенные Пленумом ВАС РФ в постановлении № 63 примеры сделок «за счет должника» являются одновременно сделками «за счет имущества должника»: списание банком в безакцептном порядке денежных средств со счет должника или перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырченных от реализации имущества должника. Понятие же совершения каких-либо действий за счет другого лица встречается в Гражданском кодексе достаточно часто.

Навскидку могу привести отношения по договору комиссии. В соответствии со ст. 990 ГК РФ комиссионер совершает сделки за счет комитента, при этом в моменте комиссионер может финансировать свои расходы из собственных средств, которые в последующем комитент обязан компенсировать.

Именно в этом и заключается смысл указания «за счет комитента» — в конечном итоге все расходы на исполнение поручения оплачиваются именно им.

Представляется, что законодатель, устанавливая возможность обжалования сделок, совершенных за счет должника, имел в виду не только сделки, исполнение которых финансируется за счет имущества должника, но и сделки, последствия которых могут тем или иным образом изменить объем обязательств должника.

Положительно ответив на первый вопрос (платеж по банковской гарантии является сделкой, совершенной за счет должника, следовательно, его оспаривание по специальным основаниям ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» допустимо), можно задаться и вторым – а каковы последствия недействительности такого платежа?
Положительно ответив на первый вопрос (платеж по банковской гарантии является сделкой, совершенной за счет должника, следовательно, его оспаривание по специальным основаниям ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» допустимо), можно задаться и вторым – а каковы последствия недействительности такого платежа?

В рассматриваемом обособленном споре кредиторы были заинтересованы (хотя в просительной части заявления на какие-либо конкретные последствия не указывалось) в приведении сторон в первоначальное состояние, существовавшее до осуществления спорного платежа: 1) восстановление задолженности должника перед бенефициаром; 2) взыскание с бенефициара в пользу гаранта полученной денежной суммы; 3) последущее исключение обеспеченного залогом требования гаранта из реестра требований кредиторов должника. С точки зрения кредиторов, применение таких последствий недействительности привело бы к справедливому и пропорциональному распределению конкурсной массы в ходе конкурсного производства. В принципе, ст. 167 Гражданского кодекса РФ дает право рассчитывать на подобное решение суда, ведь она устанавливает обязанность каждой из сторон сделки возвратить другой стороне все полученное по сделке.

Стороны сделки в данном случае – гарант и бенефициар. После возврата бенефициаром гаранту полученного по недействительной сделке у него восстанавливается требование к должнику, которое уже не считается погашенным.

У должника же появляется возможность снять залог, обеспечивающий обязанность возместить гаранту сумму платежа. С другой стороны, у подобной позиции есть ряд слабых мест.

Во-первых, существенным образом нарушаются права банка-гаранта. Его обязательство по удовлетворению требования бенефициара изначально бесспорно, законодательство не позволяет гаранту отказать в платеже на том основании, что должник вот-вот уйдет либо даже уже ушел в банкротство. Да, при признании платежа недействительной сделкой банк может взыскать сумму с бенефициара и отчасти посредством ст.

395 ГК РФ компенсировать стоимость пользования этой суммой, и в зависимости от фактических обстоятельств дела для банка такой вариант развития событий может быть даже более выгодным (будет нести меньше потерь). Но является ли предоставляемая возможность восстановления имущественного положения достаточной компенсацией за ущемление прав добросовестного участника оборота?

У меня нет однозначного ответа на данный вопрос. В-вторых, применительно к последствиям недействительности оспоренных по специальным основаниям сделок должна действовать имеющая приоритет норма ст. 61.6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: «Все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу».

61.6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: «Все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу».

Применительно к нашему спору это означает, что денежные средства, перечисленные гарантом бенефициару, в случае признания платежа недействительной сделкой подлежат взысканию с бенефициара непосредственно в пользу должника, при этом бенефициар вправе предъявить свое требование для включения в реестр требований кредиторов. Норма ст. 61.6 ФЗ «О нестоятельности (банкротстве)» императивна и является специальной по отношению к ст. 167 ГК РФ, что скорее всего означает бессмысленность рассуждений о каких-либо иных последствиях признания сделки недействительной в рамках дела о банкротстве.

И все же, как мне кажется, духу закона, цели справедливого и пропорционального удовлетворения требований кредиторов, восстановлению их прав такой подход никоим образом не соответствует. Да, в конкурсную массу возвращается сумма платежа гаранта бенефициару, но реестр пополняется требованием в таком же размере. И это было бы нормально и разумно, если забыть про то, что требование гаранта, обеспеченное ипотекой, так и остается в реестре и подлежит удовлетворению за счет заложенного имущества.

Верховный суд разберется с несправедливостью в отношении залоговых кредиторов

Перед ВС РФ уже не раз вставали вопросы о правовом статусе и правовых возможностях залоговых кредиторов. На этот раз ВС РФ должен разобраться в том, имеют ли залоговые кредиторы право на удовлетворение залоговых требований за счет иного имущества должника наравне с иными кредиторами, включенными в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

о банкротстве содержит в себе несколько статей, посвященных порядку погашения требований залоговых кредиторов, при прочтении которых, на первый взгляд, не складывается однозначного понимания возможности удовлетворения требований залогового кредитора за счет иного имущества должника, не обремененного залогом в общем порядке наряду с кредиторами третьей очереди.Так, например, диспозиция нормы Закона о банкротстве устанавливает, что требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога в порядке, предусмотренном в ст.

138 названного закона.В Закона о банкротстве установлено, что денежные средства, вырученные от реализации предмета залога в размере 70 % (либо 80 % — в случае, если речь идет о требовании, вытекающем из кредитного договора), направляются на погашение требований кредитора по обязательству, обеспеченному залогом имущества должника. Оставшиеся денежные средства распределяются следующим образом:- 20 % (15 %) — для погашения требований кредиторов первой и второй очереди;- оставшиеся денежные средства — для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражному управляющему и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей.После полного погашения требований кредиторов первой и второй очереди оставшиеся денежные средства направляются на погашение части обеспеченных залогом имущества должника требований конкурсных кредиторов, не погашенной из стоимости предмета залога в связи с удержанием части стоимости для погашения требований кредиторов первой и второй очереди ( Закона о банкротстве). То же закреплено и в п. 22.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 г.

№ 58

«О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя»

.И только в Закона о банкротстве установлено, что не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди.Основываясь на ограничительном толковании и Закона о банкротстве, арбитражные суды в своей практике фактически сузили возможность удовлетворения требований залоговых кредиторов, не отказавшихся от обеспечения, суммой денежных средств, полученных от реализации их предмета залога. Дословно толкуя Закона о банкротстве, арбитражные суды оставили возможность удовлетворения требований залогового кредитора за счет иного имущества, только после проведения торгов, т.е.

в последнюю очередь, после удовлетворения требований иных кредиторов.Указанное нарушает принцип пропорциональности при распределении поступивших в конкурсную массу денежных средств, установленный в Закона о банкротстве.Кроме того, зачастую стоимость залогового имущества, установленная в договоре залога, явно завышена, и реальная рыночная стоимость будет определена только после проведения торгов (предполагаем, что именно торги, а не оценка (обязательное мероприятие в отношении залогового имущества), являются реальным показателем рыночной стоимости такого имущества).Представляется, что такая позиция судов продиктована общим подходом законодателя, который можно увидеть и на примере ограничения прав залогового кредитора голосовать на собраниях кредиторов в большинстве стадий банкротства.Хотя ранее суды высших инстанций уже пытались разобраться в рассматриваемом вопросе, например, в Определении ВАС РФ от 14.07.2014 г.

№ ВАС-9116/14 по делу № А07-26199/2009 (судьи Потихонина Ж.Н., Вавилин Е.В., Мифтахутдинов Р.Т.), однако судебная практика так и не переняла их позицию. Среди судов нижестоящих инстанций по-прежнему не сформирована единообразная практика.Как указывал ВАС РФ, требование кредитора, обеспеченное залогом имущества должника, может быть удовлетворено как за счет средств, полученных от продажи имущества должника, являющегося предметом залога, так и за счет средств, полученных от продажи другого имущества должника, и в том случае, когда реализация такого имущества производится до реализации предмета залога.

В этом случае при распределении выручки, полученной от реализации заложенного имущества в порядке Закона о банкротстве, конкурсный управляющий должен будет учесть ранее перечисленные залоговому кредитору денежные средства, полученные от реализации незаложенного имущества, в целях соблюдения принципа соразмерного и пропорционального удовлетворения требований кредиторов.Тогда требование кредитора, обеспеченное залогом имущества должника, может быть удовлетворено как за счет средств, полученных от продажи имущества должника, являющегося предметом залога, так и за счет средств, полученных от продажи другого имущества должника, и в том случае, когда реализация такого имущества производится до реализации предмета залога.В этом случае при распределении выручки, полученной от реализации заложенного имущества в порядке Закона о банкротстве, конкурсный управляющий должен будет учесть ранее перечисленные залоговому кредитору денежные средства, полученные от реализации незаложенного имущества, в целях соблюдения принципа соразмерного и пропорционального удовлетворения требований кредиторов.Представляется, что указанный подход наибольшим образом отвечает принципу, установленному в ГК РФ.

Однако некоторые могут посчитать, что изложенная логика все же не соответствует балансу коллективного интереса и интереса залоговых кредиторов в рамках дела о несостоятельности (банкротстве), поскольку последние получат большее удовлетворение своих требований.На этот раз спорный вопрос надлежит разрешить Верховному суду Российской Федерации.
Однако некоторые могут посчитать, что изложенная логика все же не соответствует балансу коллективного интереса и интереса залоговых кредиторов в рамках дела о несостоятельности (банкротстве), поскольку последние получат большее удовлетворение своих требований.На этот раз спорный вопрос надлежит разрешить Верховному суду Российской Федерации.

Определением ВС РФ от 24.05.2019 г. № 310-ЭС18-17700 (2) в рамках дела № (судья Букина И.А.) кассационная жалоба АО «Газпромбанк» (залоговый кредитор) передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.Залоговый кредитор обратился с жалобой на конкурсного управляющего, который начал расчеты с кредиторами третьей очереди, но посчитал, что требования залогового кредитора не подлежат погашению из поступивших денежных средств по результатам применения последствий недействительности сделки. В обоснование нарушения своих прав кредитор указал, что стоимость залогового имущества по результатам оценки априори не позволит покрыть его требования.

Конкурсный управляющий решил, что залогодержателю не надо распределять средства, поскольку у него и так есть право на получение денежных средств от продажи предмета залога.Суды трех инстанций согласились с позицией конкурсного управляющего и оставили жалобу залогового кредитора без удовлетворения. Суды отметили, что право на пропорциональное удовлетворение требований кредиторов возникает после проведения торгов, и залоговый кредитор вправе претендовать на удовлетворение своих требований после реализации залогового и незаложенного имущества в процедуре банкротства, в том числе с учетом осуществленных конкурсным управляющим расчетов с кредиторами, чьи требования не обеспечены залогом. При первичной реализации незаложенного имущества залоговый кредитор вправе поставить вопрос о необходимости зарезервировать за ним вырученные денежных средства, в случае недостаточности денежных средств для погашения требования такого кредитора за счет залога.ВС РФ указал на наличие существенных нарушений норм материального права, повлиявших на исход дела, и передал жалобу вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.Видится, что ВС РФ услышал доводы заявителя о том, что в сложившейся ситуации залоговый кредитор был поставлен в худшее положение по сравнению с иными кредиторами должника, и разберется, правомерны ли выводы судов о том, что залоговый кредитор получает право на пропорциональное удовлетворение своих требований только после проведения торгов.В результате такого толкования Закона о банкротстве у конкурсных кредиторов, требования которых обеспечены залогом, возникают и иные проблемы.Например, зачастую при разрешении арбитражным судом разногласий (в порядке Закона о банкротстве) арбитражные суды отказывают залоговым кредиторам в их заявлениях, связанных с проведением торгов в отношении незаложенного имущества, а также в разрешении иных вопросов, связанных с реализацией прав кредиторов в рамках реализации незаложенного имущества.

Причиной такого отказа является, по мнению арбитражных судов, отсутствие нарушенного права и законного интереса залогового кредитора.Например, в недавней практике пришлось столкнуться с несправедливостью судов в связи с отказом в защите прав залогового кредитора, обратившегося с заявлением о разрешении разногласий в отношении явного завышения (более чем в 10 раз) стоимости незаложенного имущества должника при проведении торгов (Определение Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 24.04.2019 г. по делу № А58-6957/2013 (судья Андреев В.А.)).Представляется, что позиция ВС РФ поможет залоговым кредиторам защитить свои права и в таких ситуациях, а также поставит точку в неопределенности судов относительно порядка осуществления расчетов между залоговыми кредиторами и иными кредиторами третьей очереди.

Оппоненты — бывшие супруги должника

В течение 2019 года Верховный Суд РФ рассмотрел не менее десяти споров, иллюстрирующих проблемы, с которыми сталкиваются залоговые кредиторы. Так, одним из супругов в залог было передано недвижимое имущество. Решением суда общей юрисдикции в собственность каждого из супругов была выделена ½ доли в праве на указанные объекты.

Далее были возбуждены процедуры банкротства обоих супругов, и финансовый управляющий в деле того из них, который не передавал имущество в залог, основываясь на данных ЕГРН (в частности, на принципе достоверности публичного реестра), проинвентаризировал и оценил ½ доли в праве и вышел в суд с заявлением об утверждении положения о порядке реализации. Суды первых двух инстанций в удовлетворении его требований отказали, поскольку у обоих супругов имелись общие обязательства перед банком еще до раздела имущества.

Так как пользование и распоряжение общим имуществом по взаимному согласию супругов предполагается, то передача актива в залог одним из них означает тождественную волю второго супруга на это (по смыслу ст. 35 Семейного кодекса РФ). Суды также отметили, что изменение режима имущества с общей собственности на долевую не влечет следующей трансформации: залога на объект в целом — в залог на доли в праве.

Аналогичная правовая позиция содержится в ряде иных судебных актов7.

Между тем суд округа отменил данные акты, отметив, что в деле о банкротстве второго супруга банк не обращался с заявлением о включении залоговых требований.

Он также обратил внимание на решение СОЮ о разделе долей и на наличие сведений об их принадлежности в размере ½ каждому из супругов в ЕГРН.

Но ВС РФ с такой позицией не согласился и решение отменил.

По мнению Экономической коллегии, вне зависимости от разделения права собственности на долевое, от наличия решения суда о разделе, отсутствия залоговых требований банка ко второму супругу, если имущество обременялось в момент его принадлежности на праве общей совместной собственности, залоговый кредитор вправе рассчитывать на погашение своих требований от продажи имущества целиком, а не от доли в праве. Второй супруг может рассчитывать только на остаток8.

В другом деле о банкротстве было реализовано залоговое имущество, 80% полученных средств от которого было направлено залоговому кредитору, а бывший супруг должника настаивал на получении им оставшихся 20%.

В обоснование своей позиции он ссылался на Решение СОЮ, которым, как и в предыдущем деле, был изменен режим собственности на долевую, а также на п.

19 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 51

«О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей»

, в котором указано, что он имеет преимущество перед иными кредиторами.

Его поддержал Суд округа, отменивший акты первой и второй инстанций. А ВС РФ данное постановление отменил, указав, что бывший супруг гражданина-банкрота, являющийся созалогодателем и должником по обеспечительному обязательству, не может получить денежные средства приоритетно перед залоговым кредитором9.
А ВС РФ данное постановление отменил, указав, что бывший супруг гражданина-банкрота, являющийся созалогодателем и должником по обеспечительному обязательству, не может получить денежные средства приоритетно перед залоговым кредитором9.

Ряд вопросов и проблем возникает на стадии установления залоговых требований в части доказывания наличия предмета залога в натуре.

Одно из таких дел недавно было рассмотрено Верховным Судом РФ. Что примечательно, одним из предметов залога было недвижимое имущество, тогда как обычно подобные проблемы возникают при залоге товаров в обороте. Суды трех инстанций включили требования как не обеспеченные залогом, поскольку, по их мнению, кредитор-заявитель не представил достаточных доказательств наличия предмета залога в натуре, сославшись на п.

1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58

«О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя»

. Отменяя три предыдущих акта, Верховный Суд отметил, что в случае предоставления заявителем достаточно серьезных первичных доказательств бремя доказывания условий для отказа в установлении требований переходит на его процессуальных оппонентов.

Например, возражение о ничтожности договора залога, уничтожении заложенного имущества, приобретения залогового имущества добросовестным третьим лицом и иные. По мнению Верховного Суда, бремя доказывания в данном обособленном споре было распределено неверно. При новом рассмотрении дела требование было включено как обеспеченное залогом10.

Резюме

В заключение отметим еще несколько дел, позиции ВС РФ по которым заслуживают внимания.

В одном из них банк настаивал на предоставлении ему преимущества в получении денежных средств, поступающих должнику от своих контрагентов по заложенным обязательствам.

При этом в банке не был открыт специальный счет должника для зачисления туда денежных средств, поступающих от контрагентов по заложенным обязательствам. Суды трех инстанций частично требования в реестр включили. Однако Верховный Суд отказал в этом, отметив, что банк не открыл специальный счет для приема денежных средств, чем лишил себя преференций, установленных ст.

138 Закона о банкротстве12. В ряде споров обсуждались вопросы прекращения права залога по лизинговым платежам13, эластичности залога на требования, возникшие из убытков14. В очередной раз Верховный Суд высказался по поводу того, что залоговый кредитор от продажи имущества вправе получить исполнение не только в части оцененной стоимости залога, но и всего обязательства, которое обеспечивалось залогом15, а также относительно распределения денежных средств от сдачи предмета залога в аренду, если договор залога заключен до 01.07.201416.

Подводя итог описанным проблемам и примерам из судебной практики, можно сделать вывод: даже такой, казалось бы, надежный способ обеспечения, как залог, далеко не всегда позволяет прогнозировать момент исполнения обязательства, его полноту, а также гарантировать его исполнение в принципе. Это обусловлено обширными возможностями, которыми обладают участники дела о банкротстве и пробелами в нормативном регулировании.

Это обусловлено обширными возможностями, которыми обладают участники дела о банкротстве и пробелами в нормативном регулировании.

Главным способом минимизации соответствующих рисков является глубокий превентивный анализ контрагента на стадии заключения кредитного договора и сделок, обеспечивающих его исполнение. 1. Дело № А40-123684/15, АС г. Москвы. 2. Дело № А40-122338/2015, АС г.

Москвы. 3. Дело № А40-117848/2016, АС г.

Москвы. 4. Постановление АС Дальневосточного округа от 22.12.2014 № Ф03-5735/2014, Постановление АС Поволжского округа от 14.12.2017 по делу № А55-8760/2014, Определение АС г. Москвы от 04.02.19 по делу № А40-23988/16-160-48.

5. Постановление АС Волго-Вятского округа от 26.08.2015 по делу № А43-15983/2011.

6. Дело № А14-9141/2016, АС Воронежской области. 7. Определение ВС РФ от 15.09.2015 № 307-ЭС15-10733, Постановления Президиума ВАС РФ от 11.06.2013 № 15154/11, от 24.06.2014 № 4254/14. 8. Определение ВС РФ от 19.07.18 № 307-ЭС18-2149.

9. Определение ВС РФ от 24.12.18 по делу № 304-ЭС18-13615.

10. Определение ВС РФ от 20.11.17 № 305-ЭС17-9931. 11. Определение ВС РФ от 19.02.18 № 306-ЭС17-16194(2).

12. Определение ВС РФ от 22.11.18 № 305-ЭС18-8062 (2). 13. Определение ВС РФ от 06/12/18 по делу № 305-ЭС17-19232(5). 14. Определение ВС РФ от 09.07.18 № 304-ЭС18-1134.

15. Определение ВС РФ от 09.04.18 № 308-ЭС17-20281. 16. Определения ВС РФ от 20.11.17 № 301-ЭС17-9716 и от 20.11.17 № 306-ЭС17-9235.

Залоговый кредитор в банкротстве

Должник признан несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство.

В составе имущества должника, кроме прочего, есть «вещь» стоимостью 1000 рублей, которая заложена в пользу одного из кредиторов. Этот кредитор свои требования в деле о банкротстве предъявил, его требования в размере 2000 рублей включены в состав третьей очереди реестра требований кредиторов должника как обеспеченные «вещью».Согласано абзацу 2 пункта 4 статьи 138 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 №127-ФЗ порядок и условия обеспечения сохранности предмета залога определяются конкурсным кредитором, требования которого обеспечены залогом реализуемого имущества.В соответствии с Закона о банкротстве расходы на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах покрываются за счет средств, поступивших от реализации предмета залога, до расходования этих средств в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи.

В ходе конкурсного производства проводятся торги, но вот все никак эта «вещь» не может найти своего нового хозяина.По прошествии 10 месяцев расходы на обеспечение сохранности предмета залога будут чуть ниже его цены на текущем этапе публичного предложения (например, 100 руб. расходы и 120 рублей текущая цена).

Положим, что ровно тогда в ходе публичного предложения кредитор решил оставить предмет залога за собой.

По цене 100 рублей заявка на участие в торгах готова была поступить.Конкурсный кредитор по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, вправе оставить предмет залога за собой в ходе торгов по продаже имущества должника посредством публичного предложения на любом этапе снижения цены такого имущества при отсутствии заявок на участие в торгах по цене, установленной для этого этапа снижения цены имущества. (пункт 4.2. Закона о банкротстве).

При этом кредитор при оставлении предмета залога за собой перечисляет от 5 до 20% (если, например, обеспечены обязательства по кредитному договору) текущей стоимости оставленного за собой имущества на специальный банкровский счет должника.Расходы на обеспечение сохранности предмета залога конкурсный управляющий сможет погасить лишь из 5% стоимости, перечисленной ему кредитором оставившим за собой предмет залога. Исходя из стоимости вещи и этапа снижения цены в ходе публичного предложения, эти 5% в денежном выражении могут составить 6 рублей.Таким, образом 94 рублей (100 — 6) расходов на обеспечние сохранности залогового имущества останутся непогашенными за счет средств с этого залогового имущества.Относить расходы на обеспечение сохранности залогового имущества на общую конкурсную массу полагаю неправильным, именно для исключения таких ситуации, как я понимаю, и был в 2014 году внесен в Закона о банкротстве пункт 6. Как же погасить тогда задолженность перед лицом обеспечивавшим сохранность залогового имущества?Обратится к кредитору, оставившему предмет залога за собой с иском о взыскании расходов на обеспечение сохранности предмета залога?

Но ведь, до того как оставить за собой предмет залога кредитор не был его собственником и не должен был нести бремя содержания этого имущества. Согласно Закона о банкротстве определяет лишь порядок и условия обеспечения сохранности имущества.С другой стороны, получается, что если иск за обеспечение сохранности предмета залога к залоговому кредитору удовлетворению не подлежит, то залговый кредитор при оставлении предмета залога за собой находится в более выйгрышном положении нежели если бы имущество было куплено с торгов.

Лицо, обеспечивавшее все это время сохранность предмета залога так же становится «заложником» действий залогового кредитора (оставит за собой или даст продать).Интересно мнение уважаемых коллег по данному вопросу.

Расчет погашенных требований залогового кредитора при оставлении им предмета залога за собой

Новичок Уважаемые коллеги, доброго времени суток!

Не могу определиться с решением следующей задачки: 1. Размер залоговых требований банка – 100 руб. 2. Цена предмета залога при оставлении его банком за собой по п.4.1.

ст. 138 ЗоБ оказалось тоже 100 руб.

3. Банк, соответственно, перечисляет должнику в соответствии с указанным пунктом 20 руб. В этом случае, размер погашенных требований банка составляет 100 или 80 рублей?

Буду признателен за ваши ответы. Новичок Такая же проблема с залоговым кредитором.У банка позиция, что 80. Уважаемые арбитражники, поясните кто знает?

Пользователь залоговый кредитор в банкротстве гражданина оставил имущество себе сколько должен перечислить на расчетный счет и как распределить Пользователь залоговый кредитор в банкротстве гражданина оставил имущество себе сколько должен перечислить на расчетный счет и как распределить Борис, у меня от Ваших вопросов уже глаза кровоточить начинают.

Я вам сейчас по секрету расскажу, только Вы никому: есть такая тайная книга — Закон о банкротстве называется.

Вещь редкая, ее очень трудно достать (а еще труднее открыть и прочитать) но Вы постарайтесь! И вот как раз в этой секретной книге в самом засекреченом п.5 ст.213.27 Вы найдете разгадку!!!

(здесь должна быть музыка из Форта Боярд) Реакции: Пользователь В этом случае, размер погашенных требований банка составляет 100 или 80 рублей? 80 руб. — ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 22 января 2014 г.

по делу N А38-5614/2011 Реакции: Пользователь Во первых огромное спасибо что Вы не равнодушный человек и откликнулись сославшись на п.5 ст.123.27 Во вторых форум для того что бы обсуждать возникшие проблемы и вопросы, а не глушить всех что бы потом не писали.

В третьих я действительно заметил что с глазами у Вас проблема я писал про физика Вы мне определение про юрика, надеюсь Вы не обидитесь Плутовка, а может даже свое имя напишите и мы будем в дальнейшем обсуждать все возникшие вопросы по банкротству а не о Вашем внутреннем состоянии души.

(корабль тонет когда в нем вода, а не когда он на воде) Пользователь Борис, форум, как Вы верно заметили, для возникших проблем и вопросов. У Вас пока проблема только с открытием закона о банкротстве.

Возможно, дело кроится именно в Ваших глазах, так как Постановление я упомянула к ответу на вопрос, который задали Евгений1980 и Лим. Реакции: Пользователь Со своими родными и близкими так общайтесь. Удачи Вам. Мне больше не пишите.

арбитражный управляющий Так и тянет сказать «Борис ты не прав» (с) Первым перешли на личности в части у кого что не так с глазами. Ведь девушка действительно процитировала вопрос который был задан не Вами и написала свой ответ на него. Причем обоснованный. Пользователь вы почитайте до этого что эта девушка написала а потом рассуждайте и не лезьте не в свои дела.

арбитражный управляющий Ну это уже грубо.

Тут нет «не своих дел», тут общие дела. Свои дела не выносят на обсуждение форума.

Да и Вас направили на п.5 ст.

213.27 5. Восемьдесят процентов суммы, вырученной от реализации предмета залога, направляется на погашение требований кредитора по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника. Денежные средства, оставшиеся от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет гражданина, открытый в соответствии со настоящего Федерального закона, в следующем порядке: десять процентов суммы, вырученной от реализации предмета залога, для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества гражданина для погашения указанных требований; оставшиеся денежные средства для погашения судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему, расходов на оплату услуг лиц, привлеченных финансовым управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, и расходов, связанных с реализацией предмета залога.