Семейное право англии

Семейная юстиция в Англии Текст научной статьи по специальности «Право»


УНИВЕРСИТЕТА имени O.E. Кутафина(МГЮА) Виктория Юрьевна КУЛАКОВА, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и административного судопроизводства Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) 125993, Россия, г. Москва, Садовая-Кудринская ул., д.

9 СЕМЕЙНАЯ ЮСТИЦИЯ В АНГЛИИ Аннотация. В статье раскрывается содержание проведенной в Англии реформы семейной юстиции, анализируется новое процессуальное законодательство, регулирующее производство по семейным делам, приводится характеристика таких дел и их классификация, а также описывается процедура внесудебного урегулирования семейного спора.

Ключевые слова: семейная юстиция, Правила судопроизводства по семейным делам, публичное право, частное право, дети, судебное попечительство, реформа судоустройства, юрисдикция, посредничество. DOI: 10.17803/2311-5998.2017.31.3.114-123 V Yu.

KULAKOVA, Ph. D. (Law), Associate Professor of the Civil and Administrative Procedure Department of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL) 125993, Russia, Moscow, Sadovaya-Kudrinskaya Str., 9 THE FAMILY JUSTICE IN ENGLAND Review.

The article reveals the contents of the reform of family Justice carried out in England, analyzes the new procedural legislation governing the consideration of family cases, deals with characteristic of such cases and their classification, and describes the procedure of non-court dispute resolution. Keywords: family justice, Family procedure rules, public law, private law, children, court’s wardship, the reform of the judicial system, jurisdiction, mediation.

После принятия в 1998 г английских Правил гражданского судопроизводства, ознаменовавших начало реформы процессуального законодательства, правовое регулирование отправления правосудия по частноправовым спорам постоянно совершенствуется .

Значительным шагом в этом направлении явилось принятие в 2010 г Правил производства по семейным делам (далее — Правила семейного судопроизводства), которые закрепили процедуру рассмотрения и разрешения судом проблем, возникающих в сфере семьи и детства1.

Данные правила были подготовлены Комитетом (Family Procedure Rule Committee)2, созданным в 2004 г на основании положений Закона о судах 1 Family Procedure Rules 2010 // URL: http://wwwjustice . gov. uk/courts/procedure-rules/family.

2 Подробнее с деятельностью Комитета можно ознакомиться на сайте https://www. gov. uk/ © В . Ю . Кулак°ва, 2017 government/organisations/family-procedure-rule-committee .

УНИВЕРСИТЕТА Семейная юстиция в Англии ‘ ‘ ^^ имени O.E. Кутафина (МГЮА) 2003 г 3 Перед Комитетом, в который вошли представители судейского сообщества, была поставлена задача разработать новый акт, который бы содержал простые и понятные нормы и сделал бы правосудие по семейным делам более доступным, справедливым и эффективным . Как отмечается в ст. 1.1 Правил семейного судопроизводства, данный акт представляет собой процессуальный кодекс, консолидировавший нормы, регулирующие вопросы судопроизводства по всем семейным делам во всех семейных судах .

Внутреннее наполнение кодекса организовано по аналогии с Правилами гражданского судопроизводства 1998 г. и включает в себя части и практические инструкции к ним . Однако этим сходство исчерпывается .

Правила семейного судопроизводства содержат значительный объем норм, содержание которых обладает спецификой, определяемой особенностями различных категорий семейных споров Главным требованием, предъявляемым к суду Правилами семейного судопроизводства, выступает требование рассматривать дела справедливо, проявляя внимание к любым проблемам, связанным с благополучием их участников .

В отличие от Правил гражданского судопроизводства, которые ориентируют суд на применение пропорционального и экономически оправданного подхода в рассмотрении гражданских дел4, Правила семейного судопроизводства направлены в первую очередь на максимальную реализацию социальной функции правосудия . Если обратиться к положениям Правил семейного судопроизводства, раскрывающим категорию справедливого рассмотрения спора (ст. 1.1 (2)), и сравнить с содержанием аналогичной нормы Правил гражданского судопроизводства, можно заметить, что на первый план выносятся такие составляющие, как разрешение конфликта должным образом, быстро, с учетом важности и сложности разрешаемых вопросов .

Безусловно, финансовые затраты на отправление правосудия имеют немаловажное значение для государства и самих тяжущихся, но не являются определяющими в выборе направлений и способов рассмотрения дела . Скорее они призваны направлять суд на обдуманное планирование ведения процесса, своевременное и оперативное определение того, какие вопросы требуют полного расследования и изучения, а какие нет, с целью предотвращения совершения ненужных действий и экономии времени и судебных расходов (ст.

1. 4(2) Правил семейного судопроизводства) . Среди наиболее существенных изменений, которые претерпела процедура рассмотрения семейных дел по сравнению с применявшимися ранее правилами гражданского судопроизводства, можно назвать установление единых процедур производства по аналогичным категориям семейных дел, независимо от уровня суда, рассматривающего данные дела; модернизацию языка и используемой терминологии . Предусмотрены новые положения об исполнении постановлений по финансовым вопросам, позволяющие суду по ходатайству заинтересованного лица самостоятельно определять наиболее подходящий для конкретной ситуации способ исполнения (ч .

32, 33 Правил семейного судопроизводства) . Введен Б бежных странах: сравнительно-правовой аспект (на примере Англии, США, Франции и Германии) // Вестник Университета имени О . Е . Кутафина (МГЮА) . 2015 . № 9 .

3 Courts act 2003 // URL: http://www. legislation . gov. uk/ukpga/2003/39/contents . ^ 4 Подробнее об этом см . : Кулакова В.

Ю. Цели гражданского судопроизводства в зару- Й УНИВЕРСИТЕТА O.E.

Кугафина (МПОА) новый, простой порядок бракоразводных процессов и расторжения отношений гражданского партнерства, а также назначение судебного друга (litigation friend) для ребенка или инвалида и др .

5 Важным этапом проводимой реформы в сфере отправления правосудия по семейным делам явились судоустройственные преобразования 2014 г До 22 апреля 2014 г. семейные споры относились к компетенции разных судов английской судебной системы: — судов по рассмотрению семейных дел (Family Proceedings Courts), входящих в состав магистратских судов; — окружных судов; — Семейного отделения Высокого суда . iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Принятый в 2013 г. Закон о преступности и судах 2013 г.

6 сконцентрировал рассмотрение большинства семейных конфликтов по первой инстанции в единственном, специально созданном для этого органе — Суде по семейным делам (Family Court) . Круг дел, составляющих семейные споры и относящихся к компетенции данного суда, определяется на основании актов, регулирующих различные вопросы, связанные с браком, семьей, материнством и детством (Закон о детях 1989 г. 7, Закон о семейном праве8, Закон о судопроизводстве по брачным и семейным делам 1984 г.

9, Закон о бракоразводных делах (о разводах) 1973 г.

10, Закон о гражданском партнерстве 2004 г. 11, Закон о человеческом оплодотворении и эмбриологии 2008 г.

12 (с изменениями 2010 г. ), Закон о психическом здоровье 1983 г. 13, а также другие статуты) . Составленный на их основе перечень будет включать в себя множество разнообразных вопросов . О многочисленности семейных дел свидетельствуют и Правила семейного судопроизводства, которые включают в себя большое количество частей и еще больше Практических инструкций, посвященных отдельным категориям Среди них можно назвать бракоразводные дела, дела о признании брака недействительным, вопросы, связанные с финансовым положением супругов после развода, дела о домашнем насилии Самую большую группу дел, рассматриваемых Семейным судом, составляют дела, связанные с защитой прав и интересов детей (ч .

О многочисленности семейных дел свидетельствуют и Правила семейного судопроизводства, которые включают в себя большое количество частей и еще больше Практических инструкций, посвященных отдельным категориям Среди них можно назвать бракоразводные дела, дела о признании брака недействительным, вопросы, связанные с финансовым положением супругов после развода, дела о домашнем насилии Самую большую группу дел, рассматриваемых Семейным судом, составляют дела, связанные с защитой прав и интересов детей (ч . 12 Правил семейного судопроизводства) . Семейное отделение Высокого суда выступает главным образом в качестве суда, проверяющего в порядке апелляции решения, вынесенные Семейным судом .

В то же время после судоустройственной реформы за отделением сохранилось право выступать и в качестве суда первой инстанции В этой связи следует Подробнее см .

: URL:http://www.justice . gov. uk/courts/procedure-rules/family/fprjntroduction . Crime and Courts Act 2013 // URL: http://www.

legislation . gov. uk/ukpga/2013/22/introduction . Children Act 1989 // URL: http://www. legislation . gov. uk/ukpga/1989/41.

Family Law Act 1996 // URL: http://www. legislation . gov. uk/ukpga/1996/27/introduction/enacted . Matrimonial and Family Proceedings Act 1984 // URL: http://www. legislation . gov. uk/ ukpga/1984/42/introduction Matrimonial Causes Act 1973 // URL: http://www. legislation . gov. uk/ukpga/1973/18/introduction .
legislation . gov. uk/ukpga/1973/18/introduction .

Civil Partnership Act 2004 // URL: http://www. legislation . gov. uk/ukpga/2004/33. Human Fertilisation and Embryology Act 2008 // URL: http://www.

legislation . gov. uk/ ukpga/2008/22/contents Mental Health Act 1983 // URL: http://www. legislation . gov. uk/ukpga/1983/20/introduction .

5 6 7 8 9 10 11 12 УНИВЕРСИТЕТА Семейная юстиция в Англии имени О.Е.

Кутафина (МГЮА) заметить, что английское законодательство не устанавливает четкого разграничения родовой подсудности между двумя звеньями судебной системы (Семейным судом и Высоким судом) . Компетенция Высокого суда в отношении семейных дел опирается на доктрину имманентной юрисдикции (inherent jurisdiction) и может включать в себя любые дела, когда ребенок, выступающий субъектом судебного разбирательства, должен получить защиту, однако ее предоставление невозможно в соответствии с Законом о детях 1989 г.
Компетенция Высокого суда в отношении семейных дел опирается на доктрину имманентной юрисдикции (inherent jurisdiction) и может включать в себя любые дела, когда ребенок, выступающий субъектом судебного разбирательства, должен получить защиту, однако ее предоставление невозможно в соответствии с Законом о детях 1989 г.

В рамках своей имманентной юрисдикции Высокий суд может вынести любое постановление или решить любой вопрос в отношении ребенка, если не установлено ограничений прецедентным правом или законом . Это означает, что Высокий суд может выносить распоряжения для защиты интересов ребенка и по таким вопросам, которые непосредственно не регулируются английским законодательством .

Наиболее распространенными из них являются приказы о запрете огласки, о возвращении детей из другого государства, приказы, направленные на предотвращение нежелательного общения, касающиеся медицинского лечения, а также постановления, направленные на защиту похищенных детей или интересов детей в делах, в которых присутствует иностранный элемент (п . 1. 2 Практических инструкций 12D) . Высокий суд может рассматривать также дела о принудительных браках, о финансовой помощи, если развод имел место за пределами Англии и Уэльса .

Однако наиболее интересной представляется так называемая попечительская юрисдикция суда (court’s wardship jurisdiction), которая неотделима от имманентных полномочий суда .

В соответствии с разъяснениями, представленными в Практических инструкциях к ч 12 Правил семейного судопроизводства, отличительной особенностью дел, именуемых термином «wardship», является то, что по заявлению заинтересованного лица суд берет под свою опеку ребенка . При этом ежедневный уход и контроль возлагается на конкретное физическое лицо или местный орган власти, но все важные вопросы в жизни ребенка решаются либо с согласия суда, либо по его прямому приказу (п . 1. 3) . Например, без согласия суда невозможно вступление несовершеннолетнего подопечного суда в брак; помещение его на амбулаторное лечение (ст.

33 Закона о психическом здоровьи 1983 г. ) . Процедура применения попечительской юрисдикции может быть использована и для защиты взрослых людей, которые из-за тяжелой болезни или умственной неполноценности не в состоянии дать информированное согласие на медицинское или иное лечение Процедура установления судебного попечительства определяется ст.

41 Закона о Вышестоящих судах 1981 г.

14, а также положениями ч . 12 Правил семейного судопроизводства .

Заявление об установлении попечительства может быть подано местным органом (с разрешения суда), любым лицом, обладающим неподдельным интересом в отношении ребенка, или самим ребенком . Такие дела рассматриваются с участием заинтересованных лиц (ответчика), в качестве которых могут выступать родитель или опекун ребенка; любой другой человек, который имеет интерес или отношение к ребенку; и сам ребенок, если на то имеется разрешение суда (ст.

12 . 3, 12 . 37 Правил семейного судопроизводства) . Применение судебного попечительства, несмотря на то что оно является ча- m стью имманентных полномочий, ограничено прежде всего теми вопросами, которые относятся к компетенции специально созданных местных органов власти .

Ш А Senior Courts Act 1981 // URL: http://www. legislation . gov. uk/ukpga/1981/54/introduction .

m iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . Ж I Й ОПЫТ > 14 УНИВЕРСИТЕТА O.E. Кугафина (МПОА) Так, в соответствии с ч .

2 ст. 100 Закона о детях 1989 г.

ни один суд не вправе: устанавливать свое попечительство в отношении детей, которые находятся на государственном попечении; использовать попечительство для того, чтобы предписывать помещение ребенка на содержание, постановку его под надзор местных органов или предоставление ему государственного обеспечения, а также с целью предоставления местным органам власти полномочия решать любой вопрос, который возник или может возникнуть в связи c каким-либо видом родительской ответственности за ребенка .

Как следует из приведенных положений, обязательное правило использования wardship jurisdiction судом заключается в недопустимости вмешательства при ее осуществлении в решение вопросов, относящихся к определенной законом компетенции другого властного органа Другое важное правило, которому должен следовать суд, состоит в том, что применение судом судебного попечительства должно быть достаточно осмотрительным и должно использоваться, как правило, в тех случаях, когда обычные формы попечительства не могут быть реализованы или малоэффективны, когда не представляется возможным достичь желаемого результата при помощи других средств или когда есть разумные основания полагать, что, если имманентные полномочия не будут применены судом, ребенку, скорее всего, будет причинен значительный ущерб (ч . 4 ст. 100 Закона о детях 1989 г. ) . В качестве иллюстрации применения этого правила можно привести следующие дела из практики Высокого суда Ребенок родился в 2012 г.

у супругов, которые являлись гражданами разных государств: мать была гражданкой Монголии, отец — Сингапура . Они проживали в Лондоне, отец работал в банке, мать училась .

В 2013 г. родители отвезли ребенка к родителям мужа в Сингапур, чтобы мать могла спокойно сдавать экзамены, условившись, что через несколько месяцев сына привезут обратно 17 января 2014 г. супруги вернулись в Сингапур, якобы за ребенком . А 22 января 2014 г. мать получила документы из Верховного суда Сингапура по иску о разводе и опеке, который был подан ее мужем двумя днями ранее .

Муж также сказал ей, что ушел в отставку со своей должности в Лондоне с возможностью занять соответствующую позицию в Сингапуре и, следовательно, не будет возвращаться с ней в Соединенное Королевство .

Английские адвокаты быстро отреагировали на ситуацию и подали в отделение по семейным делам Высокого суда экстренное заявление .

Дело было рассмотрено 24 января 2014 г. и вынесен приказ о том, что суд берет под свою опеку несовершеннолетнего и он остается в этом статусе до дальнейшего распоряжения суда .

Одновременно суд потребовал от отца вернуть ребенка под его юрисдикцию15 . В такой ситуации суд, взяв под свою опеку несовершеннолетнего, по сути, наложил запрет на совершение в будущем всех юридических действий в отношении ребенка, тем самым делая их незаконными в случае, когда при их осуществлении соответствующее разрешение суда не будет получено . Суд посчитал возможным применить ward of court, когда другая форма опеки в лице законных представителей из-за конфликта между родителями не могла гарантировать соблюдение интересов ребенка .

15 K, Re [2014] EWCA Civ 905 (15 July 2014) // URL: http://www.

bailii . org/ew/cases/EWCA/ Civ/2014/905. html . УНИВЕРСИТЕТА Семейная юстиция в Англии I I имени О.Е. Кутафина (МГЮА) В другом случае органы местной власти, будучи обеспокоены тем, что ряд несовершеннолетних подвергаются риску выезда из страны для поездки в период каникул в страны ИГИЛ, в частности Сирию, обратились в суд с экстренным заявлением о применении судебного попечения .

По оценке местного органа власти, семьи этих детей в каждом конкретном случае вряд ли адекватно могли защитить их от выезда из страны . На слушании адвокат заявителей сообщил суду, что полиция поддерживает действия органа власти . Учитывая представленные по делу доказательства, суд наложил ward of the court и, будучи заинтересованным в использовании в полном объеме полномочий, имеющихся в распоряжении суда в рамках попечительской юрисдикции, для предотвращения выезда подопечных из Соединенного Королевства вынес также распоряжение, связанное с изъятием паспортов этих молодых людей .

Однако после слушания выяснилось, что полиции было предоставлено мало информации и она не имела надлежащей возможности оценить риск, описанный в заявлении местного органа власти .

Из тех сведений, что у них имелись, они не видели целесообразности запрашиваемых мер, а хотели бы рассчитывать на сдачу паспортов в добровольном порядке на основе сотрудничества с семьями . На основании этого суд отменил свой приказ16 .

Из данного дела следует важный вывод о том, что судебное попечительство не может подменять собой деятельность соответствующих органов по отправлению возложенных на них функций, а должно применяться как исключение в качестве последней возможности, когда обычные процедуры не дали ожидаемых результатов . В приведенной ситуации возникшая проблема могла быть и была в конечном итоге разрешена посредством сотрудничества между местными органами власти, полицией и семьями несовершеннолетних . В другом деле ребенок O . нуждался в медицинской помощи, включая переливание крови, но родители (которые были последователями движения «Свидетели Иеговы») отказались давать согласие .

Семейный суд в отсутствие родителей установил, что O . был «вероятно, причинен значительный вред», и вынес постановление об экстренной защите .

Осуществляя имманентную юрисдикцию, судья постановил, что O . должно быть предоставлено соответствующее лечение (в том числе при переливании крови) всякий раз, когда возникает медицинская потребность Кроме того, суд указал на то, что имманентная юрисдикция была единственной подходящей основой для решения этого вопроса в обход религиозных взглядов родителей, которые в силу inter partes должны были быть представлены на слушании17 .

В приведенной ситуации здоровье и даже жизнь ребенка находились под угрозой в результате расхождения интересов ребенка с позицией родителей . Неприменение имманентных полномочий судом могло привести к трагическим результатам К компетенции Семейного отделения Высокого суда могут быть отнесены практически любые семейные дела, если они отвечают критерию сложности спорной ситуации Взаимоотношения между двумя судами судебной системы Англии 16 London Borough of Tower Hamlets v M & Others [2015] EWHC 869 (Fam) // URL: http://www.

familylawweek. co . uk/site .

aspx?i=ed144217. 17 URL: https://www. lawteacher. net/cases/family-law/parents-and-children . php . по вопросам рассмотрения семейных дел достаточно пластичны: дела, возбужденные в Высоком суде (кроме случаев исключительной родовой подсудности), Й УНИВЕРСИТЕТА O.E. Кугафина (МПОА) в случае их несложности могут быть переданы на рассмотрение Семейного суда; судья семейного суда, посчитав дело сложным и требующим особого внимания, может принять решение о передаче дела в Семейное отделение .
Кугафина (МПОА) в случае их несложности могут быть переданы на рассмотрение Семейного суда; судья семейного суда, посчитав дело сложным и требующим особого внимания, может принять решение о передаче дела в Семейное отделение . Таким образом, в конечном итоге решение вопроса об органе, компетентном рассматривать спор, будет решаться в каждом конкретном деле с учетом специфики проблемы Все дела, относящиеся к семейной юрисдикции, можно разделить на две группы: дела частного права и дела публичного права .

Часть 12 Правил семейного судопроизводства и Практические инструкции к ней приводят многочисленные вопросы, которые решаются судом в рамках той и другой группы . К первой группе, в частности, относятся споры между родителями о детях, касающиеся их воспитания (наиболее распространены дела об определении порядка общения с ребенком, места его проживания, о запрете совершения определенных действий), алиментные дела и дела о финансовой помощи, установление попечительства, расторжение брака или признание брака недействительным и другие, указанные в первую очередь в ст 12 2 Правил семейного судопроизводства .

Для обозначения большей части дел, включенных в эту группу, можно было бы по аналогии с российским гражданским процессом использовать термин «исковое производство» .

Однако следует обратить внимание на тот факт, что Правила семейного судопроизводства не используют термин «иск» для обозначения документа, подачей которого инициируется деятельность суда по таким делам . Любые процедуры в семейных судах начинаются с подачи заявления (application), а участниками процесса выступают не стороны (истец и ответчик), а заявитель (applicant) и отвечающий по заявлению (respondent) . К делам публичного права относятся дела, связанные с осуществлением органами по защите прав детей своих властных функций18 .

Чаще всего в рамках таких дел решаются проблемы социальной защиты детей и их благополучия (например, дела о физическом, эмоциональном или сексуальном насилии в семье, вопрос о применении экстренных мер защиты, когда ребенка, находящегося в непосредственной опасности, отбирают у родителей и помещают в безопасное место; дела об определении порядка общения родителей с ребенком, переданным на попечение специальных органов, и др . ) . Инициатором возбуждения таких дел в суде выступает орган власти, а ответчиком — родитель или родители ребенка или другое заинтересованное лицо .

Следует отметить, что за получением постановлений такого содержания может обратиться не только представитель органа власти, но и частное уполномоченное лицо .

Однако, учитывая, что в таких делах проблема, разрешаемая судом, выходит за рамки частноправовых отношений, связана с защитой не только интересов несовершеннолетнего, но и общественного интереса, а также задействует властные полномочия специально уполномоченных органов, возбуждение дел публичного характера обычным заинтересованным лицом встречается крайне редко .

Стоит отметить, что до 2003 г.

органы власти не так часто пользовались своими полномочиями в этой сфере .

Однако 18 Полномочия и обязанности органов местного самоуправления и других органов в Англии по вопросам улучшения положения детей, обеспечения охраны детства определяются Законом об уходе за детьми (Childcare Act 2006) // URL: http://www. legislation . gov. uk/ ukpga/2006/21/introduction УНИВЕРСИТЕТА Семейная юстиция в Англии ‘ ‘ имени О.Е.

Кутафина (МГЮА) iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . после нашумевших в 2000 г 19 и особенно в 2007 г 20 случаев гибели детей из-за домашнего насилия и пассивности органов социальной защиты активность органов власти в вопросах охраны интересов детей значительно возросла . Как показывают статистические отчеты, в настоящее время органы власти достаточно часто пользуются своим распорядительным полномочием по обращению в суд и количество дел публичного права, в которые вовлечены несовершеннолетние, неуклонно растет21 Правила семейного судопроизводства устанавливают многочисленные особенности рассмотрения отдельных категорий дел, учитывающих специфику поставленной перед судом проблемы .

В то же время можно выделить некоторые общие правила, присущие большинству семейных дел . При разработке Правил семейного судопроизводства были учтены предшествующий опыт судебного рассмотрения таких дел и последующая судьба выносимых по ним постановлений . Авторы данных Правил исходили из того, что в основе семейных правоотношений лежат личностные взаимоотношения между их участниками, а также того, что стороны конфликта не только в большей степени осведомлены о причинах возникшей проблемы, но и быстрее смогут найти приемлемый для обоих вариант ее разрешения .

В такой ситуации заинтересованные лица будут более охотно реализовывать согласованные и добровольно взятые на себя обязательства, нежели исполнять принятое судом решение, которое не всегда может отвечать интересам всех сторон Принимая во внимание изложенные соображения, Правила семейного судопроизводства закрепили важное положение: приоритет должен отдаваться несудебным формам урегулирования конфликта, обращение в суд должно быть последним спасительным средством, к которому будут прибегать заинтересованные лица .

Поэтому до обращения в суд они должны приложить максимум усилий, чтобы договориться между собой, ведя самостоятельные переговоры или прибегая к помощи специалистов-посредников (ч .

3 Правил семейного судопроизводства) . В соответствии с ч . 1 ст. 10 Закона о детях и семье 2014 г. 22 по большинству семейных дел частного права перед подачей заявления в суд предписывается обращение в службу семейного посредничества и посещение встречи (собрания) по информационной поддержке семьи и оценке ситуации (family mediation information and assessment meeting — MIAM) .

На таких встречах заинтересованные лица получают информацию о сути и порядке осуществления посредничества по разрешению интересующей категории семейных споров; о способах (отличных от тех, которые применяются судом), которыми может быть разрешена возникшая про- 19 BattyD.

Key figures in the Climbie case // The Guardian, 4 February 2002. URL: https://www. theguardian .

com/society/2002/feb/04/1. 20 Jones S. Sixty missed chances to save baby ‘used as a punchbag’ // The Guardian . 2008. 11. 12. URL: https://www.

theguardian . com/society/2008/nov/12/child-protection- А crime-baby-p . У 21 См . : Бюллетень статистики на сайте Министерства юстиции

«Family Court Statistics Quarterly July to September 2016»

// URL: https://www.

gov. uk/government/uploads/system/ Ж uploads/attachment_data/file/577502/family-court-statistics-quarterly.

pdf. Children and Families Act 2014 // URL: http://www.legislation .gov.uk/ukpga/2014/6/ introduction/enacted .

22 3/2Q17 УНИВЕРСИТЕТА O.E. Кугафина (МПОА) блема; о возможности использования медиации или какого-либо другого способа разрешения спора для урегулирования возникшего между лицами конфликта; о возможных издержках, связанных с применением посредничества или обращением в суд, о льготах, которые может иметь лицо в этом вопросе .

22 3/2Q17 УНИВЕРСИТЕТА O.E. Кугафина (МПОА) блема; о возможности использования медиации или какого-либо другого способа разрешения спора для урегулирования возникшего между лицами конфликта; о возможных издержках, связанных с применением посредничества или обращением в суд, о льготах, которые может иметь лицо в этом вопросе . И самое главное, осуществляется оценка целесообразности применения медиации в конкретном случае .

По результатам такой встречи стороны конфликта должны решить, будут ли они обращаться за помощью к посреднику или нет.

Посещение М1АМ (даже если конфликтующие стороны решат не обращаться к примирительным процедурам) рассматривается в качестве установленного законом обязательного условия обращения в суд, факт соблюдения которого сохраняет свое юридическое значение в течение 4 месяцев (ст. 3 . 8 Правил семейного судопроизводства)23 . Следует отметить, что из общего правила обязательного обращения к М1АМ по делам семейного частного права установлены исключения, которые обусловлены серьезностью возникшего конфликта и необходимостью применения именно властных полномочий суда .

В частности, к таким вопросам относятся обращения о домашнем насилии, о защите детей . Освобождение от М1АМ связывается также со случаями экстренной необходимости решения вопроса судом, когда есть риск для жизни, свободы или физической безопасности предполагаемого заявителя, его семьи или его дома; а также когда задержка, связанная с обращением к М1АМ, может вызвать риск причинения вреда ребенку, риск незаконного вывоза ребенка с территории Соединенного Королевства или риск незаконного удержания ребенка за пределами Англии и Уэльса . Помимо соображений, связанных с интересами и благополучием заинтересованных лиц, в качестве оснований отказа от соблюдения предварительных процедур могут быть взяты интересы отправления правосудия: значительный риск судебной ошибки, непоправимые проблемы в разрешении спора (в том числе невосполнимая утрата важных доказательств), значительный риск того, что в течение периода, необходимого для планирования и участия в М1АМ, процедуры, связанные с разрешением спора, будут проведены в другом государстве, которое тоже может претендовать на юрисдикцию в отношении возникшего спора .

Заинтересованное лицо может обойти процедуру М1АМ и в других случаях, предусмотренных ст. 3 . 8 Правил семейного судопроизводства В любом случае вопрос об освобождении от М1АМ или о наличии оснований для уклонения от него решается судом на первом же слушании . Если суд придет к выводу, что оснований ни для того, ни для другого нет, выносится предписание сторонам об участии в М1АМ, а разбирательство при необходимости откладывается (ст.

3 .10 Правил семейного судопроизводства) . Решение отдельных процессуальных вопросов (определение субъектного состава того или иного дела, содержание и форма заявления, которым инициируется возбуждение дела, круг юридически значимых для разрешения дела вопросов, характер совершаемых процессуальных действий т. п . ) отличается в за- Подробнее о MIAM см .

: Bloch A., McLeod R., Toombs B. Mediation Information and Assessment Meetings (MIAMs) and mediation in private family law disputes. Qualitative research findings .

// Ministry of Justice Analytical Series 2014 . URL: https://www. gov. uk/ govemment/uploads/system/uploads/attachment_data/file/300260/mediation-information-assessment-meetings .

pdf. УНИВЕРСИТЕТА Семейная юстиция в Англии имени О.Е. Кутафина (МГЮА) висимости от категории дел семейного производства . Многочисленные части Правил семейного судопроизводства и практические инструкции к ним посвящаются различным типам семейных конфликтов и содержат в себе нормы, определяющие особенности их рассмотрения .

С учетом этого трудно определить общую модель судопроизводства по семейным делам . Каждая категория дел заслуживает самостоятельного изучения, что в условиях ограниченного объема статьи не представляется возможным .

Поэтому в рамках данной работы были раскрыты лишь некоторые общие аспекты семейной юстиции Англии . БИБЛИОГРАФИЯ 1. Кулакова В. Ю. Цели гражданского судопроизводства в зарубежных странах: сравнительно-правовой аспект (на примере Англии, США, Франции и Германии) // Вестник Университета имени О .

Е . Кутафина (МГЮА) . — 2015 . — № 9 . 2 . Bloch A., McLeod R., Toombs B. Mediation Information and Assessment Meetings (MIAMs) and mediation in private family law disputes .

Qualitative research findings // Ministry of Justice Analytical Series 2014 .

— URL: https://www. gov. uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/300260/mediation-information-assessment-meetings pdf 3 . Batty D. Key figures in the Climbié case // The Guardian .

— 4 February 2002 . — URL: https://www.

theguardian . com/society/2002/feb/04/1. iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . 4 . Jones S.

Sixty missed chances to save baby ‘used as a punchbag’ // The Guardian, 12 November 2008 .

— URL: https://www.theguardian .

com/society/2008/nov/12/ child-protection-crime-baby-p Ш А Р У m m Ж I Й

Институт брака и правовое положение женщины в Англии XIX века Текст научной статьи по специальности «Право»

332 Право Вестник Нижегородского университета им.

Н.И. Лобачевского, 2013, № 3 (1), с. 332-335 УДК 347.625.2 ИНСТИТУТ БРАКА И ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ В АНГЛИИ XIX ВЕКА © 2013 г.

Е.Р. Смирнов, А.Е. Поварова Нижегородский госуниверситет им.Н.И.

Рекомендуем прочесть:  Адвакат махачкалы по имени кира

Лобачевского Поступила в редакцию 10.04.2013 В контексте социально-политических реформаций рассматривается изменение формы заключения брака и прав супругов, исследуется эволюция имущественных прав замужней женщины. Ключевые слова: брак, брачный контракт, права ны, развод, статутарная отдельная собственность. В Великобритании в XIX веке были предприняты первые шаги по долгому пути к формально-юридическому равенству полов.

Движение к этому было эволюционным с преодолением традиционно-консервативной, во многом феодальной, правовой идеологии в сфере гендерных отношений. Отметим, что Великобритания не имела единой правовой системы, так как по Акту об Унии 1707 г. (англ. The treaty (act) of the Union of two Kingdoms, Scotland and England of 1707), заключенному между Англией и Шотландией, последняя сохранила свою правовую систему, поэтому речь пойдет о праве Англии.

Английская буржуазная революция (16401660 гг.), имевшая незавершенный характер, не разрешила проблемы неравенства полов и не устранила правовую дискриминацию женщины. Отличительной чертой формирования постре-волюционного буржуазного права Англии была преемственность правовых институтов дореволюционного феодального права, что в значительной степени относилось и к семейному праву. До XIX в. брачно-семейные отношения в большинстве аспектов по-прежнему регулировались нормами канонического права, к компетенции которого относилось заключение брака, личные отношения супругов, взаимоотношения родителей и детей, прекращение брака.

Исключение составляли имущественные правоотношения супругов, которые регулировались «общим правом» и нормами «права справедливости»1. Единственной законной формой брака до 1836 г.

было церковное венчание, но отметим, что попытка установить гражданский (светский) брак была предпринята еще в республиканской Англии, в период так называемого протектората2 О. Кромвеля (1653-1658 гг.). Актом 1653 г.

на территории Англии, а также Шотландии и Ирландии регистрация браков была воз- супругов, имущественные права замужней женщи- ложена на выборных гражданских чиновников. С реставрацией в 1660 г. монархии и восстановлением династического правления Стюартов при короле Карле II (1660-1685 гг.) гражданский брак как новелла «революционного права» утратил юридическую силу и единственной законной формой брака вновь стало церковное венчание [1].

Непостоянство в формах брака, обусловленное внутренней политикой конкретного правителя и отношением его к церкви, привело к распространению так называемых «неформальных» браков, совершаемых с нарушением предписанных каноническим правом процедур, но не лишенных вследствие этого юридической силы.

Попыткой исправить эту ситуацию было принятие в 1753 г.

Акта Гар-двика (англ. Hardwicke Act), установившего единообразие обязательных процедур в церковном браке, что определяло его законность и правовые последствия.

В частности, обязательным стало троекратное оглашение в приходской церкви о вступлении в брак; венчание было разрешено только в той церкви, в приходе которой супруги прожили не менее четырех недель [2]. Компромиссом в решении вопроса о форме брака стало принятие Акта 1836 г., сохранившего законную силу церковного брака, но, вместе с тем, легализовавшего и гражданский (светский) брак, который мог оформляться в конторе специального государственного регистратора при условиях гласности, наличия свидетелей и записи в регистрационной книге [3]. Установление гражданского брака как возможной альтернативы церковному можно объяснить возраставшим влиянием статутного пра-ва3, в большей мере отвечавшего социальноэкономическим реалиям развивавшихся буржуазных отношений.

Вместе с тем учреждение гражданского брака не устраняло определяющей роли канонического и «общего права» в вопросах брака, правовые последствия которого заключались в «объединении личности» мужа и жены [4]. Обоснование этому состояло в том, что по каноническому праву муж и жена есть «одно тело» перед Богом, соответственно, они являются одним целым и в юридическом смысле, при этом интересы супругов перед всеми третьими лицами представлял муж. С вступлением в брак женщина утрачивала правовую самостоятельность.

По нормам «общего права» муж приобретал право собственности на приданое жены и мог распоряжаться всем движимым имуществом, принадлежавшим супруге к моменту заключения брака, а также приобретенным в период брака. Он получал право владения и пользования доходами с недвижимого имущества жены без права его отчуждения по своему усмотрению, к нему переходило и право требования по обязательствам.

Замужняя женщина не могла самостоятельно заключать сделки и отвечать по договорным обязательствам. Формально, без позволения мужа супруга не могла брать на себя обязательства даже по тем договорам, которые совершались довольно часто, например купли-продажи, и ответственность по таким договорам, в том числе и по уплате долгов, нес муж.

Замужняя женщина не отвечала самостоятельно и по обязательствам, возникшим из причинения вреда, — за деликт, совершенный женой, ответственность нес муж.

Заметим, что деньги, данные мужем своей супруге на ее личные расходы, оставались все же его имуществом: «если супруга благодаря хорошему ведению домашнего хозяйства действительно сохранит какую-либо вещь.

он должен пожинать преимущества бережливости своей жены» [5, p.

40]. Следовательно, назначив ежегодную сумму своей супруге для ее личных потребностей, муж имел право собственности на ту сумму, которая была ею сохранена (сэкономлена или не истрачена).Таким образом, в гражданско-правовых отношениях замужняя женщина фактически переставала существовать как отдельный субъект, уступая место «общности жены и мужа», в которой интересы жены представлял супруг, как если бы она была недееспособной.

Её личность оказывалась «закрытой, поглощенной» личностью мужа (feme covert) [5, p. 41]. Незамужняя женщина обладала правоспособностью самостоятельно заключить брачный контракт, но, вступив в брак, она лишалась правоспособности заключить какой-либо иной контракт. Обычно брачный контракт содержал условие, по которому все имущество, принадлежащее жене к моменту заключения брака и приобретенное ею в период брака, передается поверенному с тем, чтобы после смерти мужа оно могло быть передано жене, а после смерти обоих супругов — детям.

Если в контракте никоим образом не оговаривалась возможность супруги владеть имуществом, то все ее имущество переходило под контроль мужа.

Такие прецедентные новеллы, установленные «правом справедливости» в системе норм «общего права» об имущественных отношениях супругов, имели небольшое практическое значение для женщин из рабочего класса и других низших слоев общества, поскольку они, как правило, не имели собственного недвижимого имущества, да и движимое имущество обычно не представляло существенной ценности, а потому — не было необходимости в составлении брачного контракта [6, p.

156]. У замужней женщины не было никакой возможности отказаться от «контракта супружества», поскольку развод, даже по взаимному согласию, был неприемлем каноническим правом. С XVI века церковь предавала анафеме всех, кто не считал венчание таинством и признавал развод. Когда нормальные семейные отношения, по определенным причинам, становились невозможными, каноническое право допускало «отлучение от стола и ложа», в этом случае формально брак сохранялся, но супружеские отношения прекращались [7, p.

401]. Как было отмечено ранее, начиная с 30-х годов XIX в. английское семейное право претерпевает существенную эволюцию.

В 1857 г. были изданы Законы о семейных отношениях, консолидирующие нормы статутного права, содержавшиеся в ранее принятых актах парламента.

Актом 1857 года (The Divorce Act of 1857) в семейном праве был узаконен развод, позволявший по желанию мужа или жены прекратить брачный союз, но правовые основания для этого у супругов различались.

Так, для жены «простое прелюбодеяние» мужа не могло быть законным основанием развода, но муж мог требовать расторжения брака в случае «прелюбодеяния, совершенного женой после заключения брака». Закон позволял расторгнуть брак по инициативе жены только в случае «квалифицированного прелюбодеяния» мужа, связанного с двоеженством, кровосмесительством, жестоким обращением или оставлением супруги без уважительных причин на срок более двух лет [8, p. 34]. Вместе с тем в английском законодательстве второй половины XIX века намечается тенденция постепенного устранения дискриминационных норм, касающихся имущественных прав женщин, что, в частности, можно объяснить и усиливавшимся влиянием на политикоправовые процессы суфражистского движения4.

В 1870 году парламент принял Акт «Об имуществе замужних женщин» (The Married Women’s Property Act of 1870), в котором впервые на законодательном уровне было сделано отступление от принципа общности имущества супругов. Акт определял заработанные женой во время брака своим трудом или отдельным промыслом денежные средства как ее отдельную собственность, которой она могла распоряжаться по своему усмотрению. Данная норма имела обратную силу и распространялась на браки, заключенные до 1870 года.

Актом устанавливалось, что супруга может владеть движимым имуществом, полученным ею по праву законного наследования или дарения, стоимостью не более 200 фунтов, также она получала право на личное использование доходов с недвижимого имущества, унаследованного ею по закону [9]. Эти нормы не имели обратной силы и могли быть применимы только к бракам, заключенным после вступления в силу указанного Акта.

Если женщина при вступлении в брак имела в собственности хранящиеся в банках денежные средства, в случае составления брачного контракта она могла указать, что они составляют ее отдельную собственность. С принятием Акта муж уже не нес ответственность за добрачные долговые обязательства супруги, они подлежали погашению за счет ее личной собственности.

Акт 1870 года предоставил возможность замужней женщине избежать поглощения и сохранить в собственности лишь некоторые виды имущества, такая собственность супруги получила название «статутарной отдельной собственности» (statutary separate property). Иное имущество могло быть передано в ее личную собственность только с согласия мужа.

Вместе с тем замужняя женщина еще не стала полноправным собственником «обособленного» имущества, так как она не могла продать его или заложить без согласия мужа [5, p. 45]. Акт «Об имуществе замужних женщин» 1870 года был первой попыткой законодателя отойти от принципа общности супружеского имущества.

Следующим шагом в этом направлении стало принятие Акта «Об имуществе замужних женщин» 1882 года (Married Women’s Property Act of 1882), нормами которого было установлено право замужней женщины «приобрести, держать и распоряжаться в соответствии с желанием» своим личным имуществом, причем «обособленное» имущество теперь включало не только её движимую, но и недвижимую собственность, вне зависимости от времени и способа ее приобретения. У замужней женщины появилось право заключать сделки относительно её отдельного имущества без вмешательства како- го-либо «доверительного собственника», а также она имела право предъявлять иски и несла ответственность по обязательствам сделок, заключенных от своего имени.

Жена становилась единственной ответственной по всем договорам, заключенным ею как до, так и во время брака, за исключением договоров, которые она заключала в качестве агента своего мужа. По своим долговым обязательствам, возникшим во время брака, она отвечала в пределах своего имущества, за исключением имущества (как движимого, так и недвижимого), в отношении которого она не имела права распоряжаться будущими доходами (without power of anticipation) [2, с.

190-192]. Таким образом, получив право распоряжаться своим «обособленным» имуществом, замужняя женщина признавалась полностью дееспособной в гражданско-правовых отношениях, что можно считать первым этапом на пути к гендерному равенству. Нормы Актов «Об имуществе замужних женщин» 1870 и 1882 годов послужили основанием установления в английском праве режима раздельной собственности супругов, существующего до настоящего времени.

Примечания iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . 1. Общее право — система правовых порм, сформировавшаяся в средневековой Англии, основанная па обычаях и обобщении судебной практики разъездных королевских судей.

Право справедливости -система английского права, сложившаяся в результате деятельности судов справедливости и осповаппая на толковании и применении норм общего права, частного римского или канонического права, исходя из соображений справедливости. Механизм его состоял в том, что истцы, не находившие защиты в суде общего права, обращались за милостью и справедливостью к королю.

Их дела рассматривал лорд-канцлер, считавшийся проводником «королевской совести», при этом он не был связан никакими нормами и руководствовался только своей совестью и принципом справедливости [10, c. 62, 68]. 2. Республиканская форма правления в Англии была установлена в 1649 г.

в период буржуазной революции.

С принятием в 1653 г. подготовленного советом офицеров конституционного акта, получившего название «Орудие управления» (апгл. The Instrument of Government) был юридически оформлен государственный механизм воеппой диктатуры с практически неограниченной пожизненной властью лорда-протектора О.

Кромвеля [10, c. 63]. 3. Статутное право (от лат.

statuo — постановляю) — в Англии совокупность законодательных актов, принятых парламентом и утвержденных королем.

Статутное право считалось высшим правом страны, способным изменять и дополнять общее право [10, c. 82]. 4. Суфражизм (от апгл. suffrage — право голоса; избирательное право) — жепское буржуазное движе- ние в Великобритании второй половины XIX — начала XX в.

за предоставление женщинам равных с мужчинами избирательных прав.

В Англии первая общенациональная суфражистская организация -«Общество за избирательные права женщин» — была образована в 1867 году. Суфражистки выступали за равное с мужчинами избирательное право, право на развод, на опеку над детьми в случае развода, право на получение образования и профессиональную занятость, право на собственное имущество [11]. Список литературы 1. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, СПб: Семеновская Типолитография (И.А.

Ефрона), 1893. Т. 18. С. 505. Режим доступа к электронной копии http://www.runivers.ru/bookreader/book101 49/#page /39/mode/1up 2. Дженкс Э. Английское право / Пер.

с англ. Л.А. Лунц; предисл.: Исаев М.И., Лунц Л.А.

М.: Юрид. изд-во МЮ СССР, 1947. 378 с. 3. Загорский А.И. Курс семейного права.

Изд-е 2-е. Одесса, 1909. 548 с. 4. Хазова О.А. Брак и развод в английском праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1982.

С. 11. 5. Fredman S. Women and the Law. Oxford University Press. 1997.

P. 429. 6. Pateman C. The Sexual Contract, Polity Press, Cambridge, 1988. P. 249. 7. Baker J. H. An Introduction to English Legal History, Butterworths, 1979. P. 477. 8. Shanley M.L. Feminism, Marriage, and the Law in Victorian England.

1850-1895. Princeton, 1989. P. 223. 9. Имущественные права замужних женщин в Англии по закону 1870 года.

Юридический вестник. Ноябрь. Издание Московского юридического общества. Кн. 8. М.: Тип. А.И. Мамонтова и Ко, 1871. С. 39-46. 10. Романовская В.Б., Смирнов Е.Р.

Словарь-справочник по истории государства и права зарубежных стран. Н. Новгород: Изд-во Нижегородского госуниверситета, 2007.

140 с. 11. Успенская В.И. Суфражизм в истории феминизма // Женщины в социальной истории России.

Тверь: ТГУ, 1997. C. 70-80. INSTITUTION OF MARRIAGE AND THE STATUS OF WOMEN IN 19th CENTURY ENGLAND E.R.

Smirnov, A.E. Povarova In the context of social and political reforms, we consider the changes in the form of marriage and in the rights of spouses. The evolution of the property rights of married women is also examined.