На основании какой статьи просят провести экспертизу по уголовному делу

Независимая экспертиза


1. Основания назначения экспертизы в уголовном процессе. Основания и порядок назначения экспертизы в уголовном процессе предусмотрены главой 27 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ), а также иными положениями данного кодекса (в частности, статьями 57 и 283).

По смыслу статей 57 и 195 УПК РФ судебная экспертиза назначается следователем в случаях, когда для установления обстоятельств дела требуются специальные знания. Таким образом, судебная экспертиза является одним из видов следственных действий, проводимым лицом, обладающим специальными знаниями (экспертом) в целях установления обстоятельств дела.

УПК РФ предусматривает возможность проведения экспертизы не только на стадии предварительного расследования, но и при рассмотрении уголовного дела судом.

Так, согласно статье 283 УПК РФ суд может назначить экспертизу по ходатайству сторон или по собственной инициативе. 2. Обязательность судебной экспертизы в уголовном процессе.

В отличие от гражданского и административного процессуального закона, в УПК РФ прямо предусмотрены случаи, при которых назначение и производство экспертизы является обязательным. В соответствии со статьей 196 УПК РФ проведение экспертизы требуется, если необходимо установить следующие обстоятельства: – причину смерти; – характер и степень вреда, причиненного здоровью; – психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого или потерпевшего в предусмотренных законом случаях (когда возникает сомнение во вменяемости обвиняемого или подозреваемого, в способности потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства дела и давать показания и т.п.); – возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а подтверждающие возраст документы отсутствуют или вызывают сомнение.

В иных случаях экспертиза назначается, если необходимость её проведения признается следователем или судом. 3. Порядок назначения экспертизы по уголовному делу. Согласно части 1 статьи 195 УПК РФ о назначении экспертизы на стадии предварительного расследования следователь выносит постановление, в котором должны быть указаны: – основания назначения экспертизы; – Ф.И.О.

эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза; – вопросы, поставленные перед экспертом; – материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

Следователь должен ознакомить с указанным постановлением подозреваемого, обвиняемого и его защитника, а также потерпевшего и его представителя. Факт ознакомления фиксируется в протоколе, который подписывается следователем и лицами, ознакомленными с постановлением о назначении экспертизы (часть 3 статьи 195). На стадии судебного рассмотрения уголовного дела экспертиза может быть назначена по ходатайству сторон процесса или по инициативе суда (статья 283 УПК РФ).

При этом председательствующий в заседании предлагает сторонам представить в письменном виде вопросы эксперту. Окончательные формулировки вопросов определяются после заслушивания судом мнения участников разбирательства, при этом суд вправе отклонить вопросы, если они не относятся к уголовному делу или компетенции эксперта. При назначении экспертизы подозреваемый, обвиняемый и его защитник, а также потерпевший и его представитель вправе: – знакомиться с постановлением о назначении экспертизы; – заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении; – предлагать следователю или суду кандидатуру эксперта (экспертного учреждения); – ходатайствовать о постановке перед экспертом дополнительных вопросов.

4. Проведение экспертизы в уголовном процессе.

В соответствии с частью 2 статьи 195 УПК РФ судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями. При этом проведение экспертизы может быть поручено как экспертному учреждению (в том числе государственному), так и непосредственно эксперту.

При этом проведение экспертизы может быть поручено как экспертному учреждению (в том числе государственному), так и непосредственно эксперту. В случае проведения экспертизы в экспертном учреждении следователь направляет постановление о её назначении и необходимые материалы руководителю такого учреждения, который, в свою очередь, поручает производство экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа работников данного учреждения и уведомляет об этом следователя. Если экспертиза проводится вне экспертного учреждения, следователь вручает постановление и необходимые материалы эксперту.

После назначения экспертизы участники процесса (как со стороны обвинения, так и со стороны защиты) вправе присутствовать с разрешения следователя при её проведении, а также давать объяснения эксперту (часть 1 статьи 198 УПК РФ). 5. Заключение эксперта в уголовном процессе. В отличие от гражданского процесса, в отношении производства по уголовным делам закон предъявляет более развернутые требования к содержанию экспертного заключения.

Так, в соответствии с частью 1 статьи 204 УПК РФ в заключении эксперта должны быть указаны: – дата, время и место производства экспертизы, основания её проведения, должностное лицо, назначившее экспертизу; – сведения об экспертном учреждении, а также Ф.И.О. эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность; – сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; – вопросы, поставленные перед экспертом; – объекты исследований и материалы, представленные для производства экспертизы; – данные о лицах, присутствовавших при производстве экспертизы; – содержание и результаты исследований с указанием примененных методик; – выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование. Заключение эксперта должно быть предъявлено для ознакомления участникам процесса как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

Кроме того, по ходатайству указанных лиц, а также по инициативе следователя эксперт может быть допрошен для разъяснения данного им заключения (часть 1 статьи 205 УПК РФ). В случае несогласия с заключением эксперта участники процесса вправе заявить ходатайство о проведении дополнительной или повторной экспертизы.

Основания и порядок проведения таких экспертиз аналогичны основаниям и порядку их проведения в гражданском и арбитражном процессе: – дополнительная экспертиза назначается при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела; – повторная экспертиза назначается в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам; её производство всегда поручается другому эксперту.

источник экспертиза в уголовном процессеэкспертиза в УПК Предыдущая записьАгрохимическая экспертизаСледующая записьЭкспертиза в гражданском процессе

Экспертиза и ее допустимость использования в качестве доказательства

Зачастую следователи допускают грубую ошибку и знакомят подследственного с постановлением о назначении экспертизы одновременно с заключением эксперта, да еще при ознакомлении с материалами уголовного дела, по окончании следствия.

Суды по разному оценивают данное нарушение УПК РФ.

В одних случаях суды признают заключение эксперта недопустимым доказательством, в других нет. Анализ этих уголовных дел, в том числе рассмотренных Верховным Судом РФ позволяет сделать вывод, что при разрешении вопроса о допустимости заключения экспертизы при допущенном следователем указанном нарушении закона суды исходят не из формального факта допущенного нарушения, а от того, было ли при этом допущено существенное ущемление прав и интересов обвиняемого (подозреваемого). По одному из уголовных дел Высшая судебная инстанция указала, что поскольку при ознакомление с заключением эксперта и при ознакомлении с материалами уголовного дела, обвиняемый никаких ходатайств не заявлял, его интересы существенно нарушены не были.

В то же, время по другому уголовному делу этот суд указал, что в ходе предварительного следствия обвиняемый и его защитник неоднократно ходатайствовали о назначении повторной экспертизы в связи с нарушением их прав при ее назначении, но следователь эти ходатайства отклонил. Тем самым обвиняемый был лишен права поставить перед экспертом дополнительные вопросы, не позволило ему ходатайствовать о привлечении других специалистов.

Нарушение прав обвиняемого при назначении экспертизы в данном случае суд признал существенными, а экспертизу недопустимой для использования в качестве доказательства. Однако сам я столкнулся с уголовным делом в котором обвиняемый на предварительном следствии ходатайствовал о проведении повторной экспертизы, указывая на нарушение его прав при назначении судебной экспертизы.

Постановлением следователя в проведении повторной экспертизы было отказано, в ходе судебного разбирательства в проведении повторной экспертизы так же было отказано, а надзорные жалобы были оставлены без удовлетворения вплоть до заместителя председателя ВС РФ. Не имеет доказательственного значения экспертиза, если до ее проведения эксперт не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В основном такое случается, когда экспертиза проводится не экспертным учреждением.

Если экспертиза проводилась экспертным учреждением, то ее подписывает не только эксперт, непосредственно проводивший экспертизу, но и руководитель экспертного учреждения. Если экспертиза является комиссионной или комплексной, то ее подписываю все эксперты принимавшие участие в проведении экспертизы.

Заключение эксперта составляется в письменно виде по форме установленной законом. Несоблюдение требований к порядку фиксации результатов экспертизы так же может повлечь исключения ее из числа доказательств. Например, заключение эксперта подписано экспертом, не проводившим экспертизу. Экспертиза является недопустимым доказательством, если ее выводы носят вероятностный характер.
Экспертиза является недопустимым доказательством, если ее выводы носят вероятностный характер.

Так Верховный суд признал недопустимым доказательством заключение судебно-медицинской экспертизы о том, что обнаруженные человеческие останки могут принадлежать конкретному лицу, так как ее выводы носят вероятный характер, а потому базируются не на специальных познаниях, а на предположениях, которые не могут быть средством доказывания. Экспертиза признается недопустимой в качестве доказательства, если вещественные доказательства или образцы для проведения экспертизы были получены с нарушением процессуального закона. Например, следователь не выносил постановление о приобщении вещественных доказательств к материалам уголовного дела и не признавал их таковыми.

Образцы почерка, крови изымались без вынесения соответствующего постановления и составления протокола. Экспертиза исключается из числа доказательств, если она проведена с нарушением разработанных и утвержденных методик ее проведения. Наиболее часто такое случается при проведении химической экспертизы наркотиков, товароведческой экспертизы стоимости похищенного имущества, при проведении автотехнической экспертизы.

Немаловажное значение имеет отражение в заключение эксперта сведений об упаковки вещественных доказательств поступивших на экспертизу и сведения об упаковывании этих предметов после ее проведения. Судебная практика знает случаи, когда на экспертизу поступают вещественные доказательства, не опечатанные и не подписанные следователем, понятыми, лицом у которого изымались образцы.

Экспертиза, проведенная по таким образцам и вещественным доказательствам, подлежит исключению из процесса доказывания. Похожих статей пока нет. This entry was posted in and tagged , . Bookmark the .

Экспертизу проводит ООО, или снова, на те же грабли.

Судебная экспертиза по уголовным делам имеет свои особенности, о которых, к сожалению, иногда забывают, что приводит к неприятным (ли приятным — в зависимости от того, кто выиграл от такой забывчивости), последствиям.Забывчивость, как правило, связана с выбором эксперта или экспертного учреждения — вот на последнем, хотелось бы остановиться подробнее.Согласно , судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

При этом не раскрывается, кто же является «иными лицами, обладающими специальными знаниями».Если для экспертов, работающих в государственных судебно-экспертных учреждениях, квалификационные требования установлены «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», то для иных лиц, претендующих на то, чтобы называться экспертами, таких требований нет, кроме тех, которые указаны в — об обладание специальными познаниями.Ну, и в качестве информации о себе эксперт указывает о себе — фамилию, имя и отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность (п.

4 ).Вполне очевидно, что здесь недобросовестные следователи и судьи получают самый широкий простор для «творчества», ограничить который адвокат, с моей точки зрения, может только двумя способами:1. Обосновать свою точку зрения о недостаточное компетенции данного эксперта (отсутствие профильного образования, отсутствие стажа, или незначительный стаж для проведения данной экспертизы), и т.

д.2. Заручиться письменным заключением специалиста по предмету исследования.К слову — зачастую используемая некоторыми адвокатами, т.

н. «рецензия» на заключение эксперта, даже, при том, что это заключение может быть неполным, недостаточным, иметь иные существенные пороки, например, давать юридическую оценку обстоятельствам по поставленным вопросам, может свести на «нет» все старания адвоката при сборе доказательств; ну, как, например, можно ответить на такой ехидный вопрос судьи: «А не могли бы вы, уважаемый защитник, пояснить процессуальный смысл представленный вами рецензии на заключение эксперта?».Доказательствами по уголовному делу, согласно п.

3.1. , являются заключение и показания специалиста, а не некие «рецензии».Так что, уважаемые коллеги, формулируя свои доводы, давайте придерживаться корректных формулировок.А вот, когда экспертиза поручается некому ООО, позиционирующему себя в качестве экспертной организации, стоит вспомнить, что согласно п.2 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», «Под негосударственными судебно-экспертными учреждениями следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом «О некоммерческих организациях», осуществляющие судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами».Разумеется, , в том числе, и с точки зрения превышения Верховным Судом его компетенции, ВС РФ, действительно, не дано право подменять законодательные органы, но, в данном случае, я бы не стал акцентировать на этом внимания — коль мы живем в среде, где право — понятие абсолютно субъективное, а правовые нормы изменчивы, подобно узору в калейдоскопе, нужно использовать все средства для формирования оптимальной линии защиты.Можно сколь угодно долго рассуждать о несовершенстве законодательства, излагать свою точку зрения на то, «как было бы хорошо, если бы.», но мы с вами живем в формате «здесь и сейчас», а потому будем пользоваться тем инструментарием, которым располагаем.В самом деле, не трудно представить, какие просторы для произвола откроются, если предоставить «коммерсантам» проведение судебных экспертиз по уголовным делам.Так что, в случае назначения экспертизы по уголовному делу в организации, имеющей организационно-правовую форму ООО, ЗАО и прочее, свойственные организациям, созданным, исключительно, для осуществления предпринимательской деятельности, есть все основания для признания заключений экспертов таких организаций недопустимыми доказательствами.Так, по одному из дел, где я выступаю защитником, Останкинский районный суд г.Москвы вернул дело прокурору со стадии судебных прений именно потому, что судебно-компьютерная экспертиза была поручена ООО, которое, к слову, одновременно являлось и разработчиком программного обеспечения, в которое, по мнению стороны обвинения были внесены вредоносные изменения.Мосгорсуд оставил это постановление в силе.Гораздо сложнее, когда экспертиза поручается некому «независимому» эксперту. Чем это кончается для обвиняемого известно, например , в деле которого, в качестве основных, хотя и косвенных доказательств фигурировало заключение эксперта-полиграфолога Нестеренко.Именно, когда по инициативе следователя в деле появляется такой вот «независимый» эксперт, защитник, помняо том, что следователь, во-первых, представляет сторону обвинения; во-вторых, один из его основных показателей работы — количество направленных дел в суд, должен сделать все, чтобы, если не «выбить» такого независимого специалиста из дела на стадии предварительного следствия, то, как минимум, создать базу для признания его заключения недопустимым доказательством.Каким образом можно это сделать?Основываясь на своей практике могу предложить, как вариант, заключение специалиста по тому же вопросу, при условии, что специалист обладает, куда большим авторитетом и известностью в области знаний, которая требовалась для проведения экспертизы.Например, если привлеченный вами специалист в области судебной медицины обладает многолетний стаж работы по специальности, выступил в качестве эксперта по нескольким десяткам подобных экспертиз, имеет ученую степень и многочисленные научные труды, и, тому же имеет опыт отстаивания своей точки зрения в судах по сравнению с судебным экспертом районной ЦРБ, а, иногда, особенно в небольших городах, работающим в тесной «связке»с правоохранительными органами, адвокату остается, лишь облечь в процессуальную форму необходимость проведения дополнительной или повторной экспертизы.В своих предыдущих публикациях я неоднократно рассказывал о тех ошибках, которые допускает адвокат, привлекая специалиста для дачи заключения в той, или иной области знаний.Но, как говорится, «не в коня корм».Про «рецензии» на заключения экспертов я писал выше…Не так давно, работая с одним, очень авторитетным специалистом, который сам сформулировал вопросы для дачи заключения — как всегда, я дал только общую «канву» и предоставил необходимый материал, на основе которого и хотел получить заключение, я его получил — великолепное заключения, выполненное профессионалом своего дела, если бы не одно «но» — в своем заключении специалист написал, что предупрежден об ответственности по ст.

307 и 310 УК РФ.Когда я сообщил специалисту, что, кроме того, что, во-первых, не вправе его предупреждать о какой-либо ответственности; во-вторых, что специалист, вообще, не может быть предупрежден об ответственности по .Оказывается, такая оговорка была сделана по ранее дававшемуся им заключению, по настоянию обратившегося к нему адвоката…Еще одна ошибка, которую допускают адвокаты, привлекающие специалистов для получения заключений — попытка самим сформировать вопросы, механически перенося примерный перечень вопросов, скажем, из учебных пособий.Ни когда не пытайтесь делать того, в чем сами не являетесь специалистами; задача адвоката — решить, какие именно обстоятельства дела он хочет доказать, обращаясь к специалисту, а уж как именно это сделать — решает специалист. Адвокат же только облекает в процессуальную форму содержание заключения специалиста.И, последнее — если у меня раньше и были проблемы с поисками специалистов, то с появлением «Праворуба» эта проблема стала гораздо менее острой — во всяком случае специалисты нашего сообщества, своими публикациями, комментариями, позволяют нам, адвокатам, сделать правильный выбор.Остается только сожалеть, что в нашем сообществе представлен не весь спектр специалистов, чьи специальные познания так необходимы нашим доверителям и нам — для расширения кругозора…

Некоторые вопросы назначения и производства экспертизы в уголовном процессе

Вопросы назначения и производства судебных экспертиз по уголовным делам всегда привлекали к себе внимание со стороны ученых и практиков.

При моей работе следователем в части постановки вопросов (чего в данной статье я не касаюсь прежде всего в виду объемности и разносторонности проблемы) мне помогали различные ведомственные методички, справочники и зачастую сами эксперты. Общие же (организационные) вопросы назначения и производства экспертизы следователя, как правило, не касаются, их решает руководство ОВД.

Общие же (организационные) вопросы назначения и производства экспертизы следователя, как правило, не касаются, их решает руководство ОВД. В моей дальнейшей работе адвоката я, а прежде всего мои коллеги – практикующие в этой области права адвокаты, такой помощи зачастую лишены и вынуждены решать все касающиеся экспертизы вопросы самостоятельно.

Между тем, этим вопросам посвящено множество научных исследований и публикаций, в т.ч.

положенных в основу данной статьи. Повышенную актуальность эти вопросы приобрели с появлением принципиально новых (нетрадиционных) родов и видов судебных экспертиз, расширением сферы судебно-экспертной деятельности за счет негосударственных учреждений, попытками унификации процессуального законодательства, регламентирующего экспертизу в разных формах судопроизводства, а также практикой Конституционного Суда РФ.

Особый интерес всегда представляли так называемые процедурные вопросы — различные аспекты назначения судебных экспертиз. Вместе с тем, до сих пор не решены многие сугубо практические проблемы, связанные с назначением экспертных исследований как в досудебном, так и в судебном производстве. Во многом они обусловлены тем, что практики недопонимают и неправильно толкуют положения УПК РФ, применяют процессуальные нормы вне системного единства с другими правовыми актами.
Во многом они обусловлены тем, что практики недопонимают и неправильно толкуют положения УПК РФ, применяют процессуальные нормы вне системного единства с другими правовыми актами. Как следствие, возникают ошибки, которые влияют на доброкачественность экспертных заключений и их оценку.

Ниже изложены некоторые вопросы, возникающие при назначении и производстве экспертизы, реализации ее результатов в сфере уголовного процесса, предложены некоторые варианты их решения, использования в практической деятельности, что возможно будет интересно моим коллегам, особенно начинающим свою профессиональную деятельность адвокатам.

КОМУ ПОРУЧИТЬ ПРОИЗВОДСТВО СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ определяет круг лиц, которым может быть поручено производство судебной экспертизы. Данная норма в системном единстве с п.

60 ст. 5, ст. 199 и некоторыми другими положениями УПК РФ предполагает возможность поручить производство судебной экспертизы: а) государственному судебно-экспертному учреждению (ГСЭУ); б) негосударственному судебно-экспертному учреждению (НСЭУ); в) вне экспертного учреждения, то есть отдельным физическим лицам, не работающим в экспертном учреждении.

Организация и деятельность ГСЭУ определяется федральным законом от 31.05.2001 года № 73-ФЗ

«О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

(далее — Закон о ГСЭД), а также ведомственными нормативными правовыми актами соответствующих органов власти. ГСЭУ — это специализированные учреждения или экспертные подразделения федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, созданные для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания и следователей посредством организации и производства судебной экспертизы. В настоящее время ГСЭУ существуют в системе Минюста России, Минздравсоцразвития России, МВД России, ФСБ России, Минобороны России, ФТС России, МЧС России (ст.ст.

11 — 13 Закона о ГСЭД). Также идет активная работа по созданию собственной судебно-экспертной службы в системе СК России. Государственным судебным экспертом признается аттестованный работник ГСЭУ, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей.

Должности государственных судебных экспертов вправе занимать: — лица, имеющие специализированное высшее судебно-экспертное образование; — лица, имеющие иное высшее образование и получившие дополнительное профессиональное образование по конкретной экспертной специальности; — лица, имеющие среднее профессиональное образование в области судебной экспертизы — в исключительных случаях должности судебных экспертов системы МВД России.

Право проводить самостоятельные экспертные исследования и подписывать экспертные заключения государственный эксперт получает после прохождения им обязательной процедуры ведомственной аттестации и получения соответствующего свидетельства.

КАКОМУ ГСЭУ ПОРУЧАЮТ ПРОИЗВОДСТВО ЭКСПЕРТИЗЫ По смыслу закона следователь (дознаватель) и суд свободны в выборе экспертного учреждения.

Они могут поручить производство судебной экспертизы любому ГСЭУ, находящемуся на территории РФ. Но такую процессуальную свободу не следует толковать как хаотичное право назначения судебных экспертиз без учета профиля и специализации экспертного учреждения.

В частности, согласно ст. 11 Закона о ГСЭД государственные судебные экспертные учреждения производят судебную экспертизу в соответствии с профилем, определенным для них соответствующими федеральными органами исполнительной власти, и имеют соответствующую территориальную зону обслуживания. Поручать производство судебной экспертизы иному ГСЭУ допустимо, только если невозможно провести исследования по месту нахождения органа дознания, следователя или суда в связи с отсутствием соответствующих квалифицированных экспертов или необходимой материально-технической базы. Вместе с тем можно поручить производство экспертизы любому негосударственному судебно-экспертному учреждению или лицу, не работающему в экспертном учреждении.

КАКИЕ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ СЧИТАЮТСЯ НЕГОСУДАРСТВЕННЫМИ Современное законодательство не регулирует четко негосударственную судебно-экспертную деятельность. Нет в нем и определения негосударственного судебно-экспертного учреждения. Уголовно-процессуальный закон лишь допускает проведение экспертных исследований в негосударственных экспертных учреждениях (п.

Уголовно-процессуальный закон лишь допускает проведение экспертных исследований в негосударственных экспертных учреждениях (п. 60 ст. 5), а также предписывает руководителю такого учреждения разъяснять соответствующему эксперту его права, обязанности и предупреждать его об ответственности (ч.

2 ст. 199). Закон о ГСЭД распространяет отдельные положения (преимущественно общего характера) на деятельность негосударственных судебных экспертов. Вот, пожалуй, и все! Никаких специальных требований к деятельности НСЭУ законодатель не предъявляет. Такая же картина складывается и на подзаконном уровне.

«Хотя действующим УПК РФ они (НСЭУ) полностью уравнены с государственными, какая-либо регламентация их деятельности, как на законодательном, так и на ведомственном уровне, полностью отсутствует и не существует никаких, где-либо установленных требований к работающим там экспертам»

. Подобный нормативно-правовой хаос привел тому, что фактически любое юридическое лицо, в том числе с весьма сомнительной репутацией, имеет возможность выступать как экспертное учреждение. При этом качество подобных экспертиз во многих случаях не выдерживает никакой критики.

Так, по одному из уголовных дел, которое расследовалось в Главном следственном управлении при ГУВД по г.

Москве, была назначена сложная компьютерно-техническая экспертиза.

Ее производство было поручено одной из многочисленных фирм, специализирующихся на сборке и продаже компьютеров. Анализ экспертного заключения, подготовленного молодым сотрудником данной фирмы, недавно закончившим технический вуз, показал, что он не только не владеет соответствующими экспертными методиками, но не знаком с элементарными процессуальными требованиями, предъявляемыми к судебно-экспертной деятельности. И подобные ситуации, как показывает практика, не единичны.

Частично этот пробел устранил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 21.12.2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» (далее — Постановление Пленума № 28). Он разъяснил, что под НСЭУ следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с ГК РФ и федеральным законом от 12.01.1996 года №7-ФЗ «О некоммерческих организациях», осуществляющие судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами. Подобные разъяснения исключают возможность проведения судебных экспертиз коммерческими организациями (ООО, ЗАО, ОАО), а также государственными и негосударственными учреждениями, прямо не предполагающими судебно-экспертную деятельность в качестве уставного вида деятельности (вузы, НИИ, музеи, иные учреждения культуры и т.

д.). Поэтому если необходимо поручить производство судебной экспертизы лицам, работающим в таких учреждениях (искусствоведам, известным ученым, иным уникальным специалистам и т. д.), следователи и суды должны руководствоваться , поручая ее производство эксперту, не работающему в экспертном учреждении. А используемые на практике внепроцессуальные формы «согласований» или «утверждений» экспертных заключений руководителями данных организаций (ректорами, директорами, заведующими и т.

д.) следует признавать неправомерными.

ОЦЕНКА КОМПЕТЕНТНОСТИ НЕГОСУДАРСТВЕННОГО СУДЕБНОГО ЭКСПЕРТА Негосударственными судебными экспертами следует признавать лиц, работающих в НСЭУ на условиях трудового договора или привлекаемых для производства судебных экспертиз на условиях гражданско-правового договора. Закон не устанавливает каких-либо квалификационных требований, предъявляемых к таким экспертам.

Поэтому, поручая производство судебной экспертизы НСЭУ, следователи (дознаватели) и суды должны в каждом конкретном случае устанавливать компетенцию эксперта по документам (дипломам, аттестатам, свидетельствам, сертификатам, справкам и т. д.), которые рекомендуется запрашивать предварительно (Постановление Пленума № 28).

Однако такой формальный подход весьма уязвим, ведь документы о квалификации экспертов нередко имеют сомнительный характер.

В настоящее время существует огромное количество различных авантюрных вузов, центров повышения квалификации, курсов и тому подобных учебных заведений. Некоторые эксперты представляют свидетельства и справки о прохождении краткосрочных курсов и стажировок, которые выдают организации, не аккредитованные в качестве образовательных учреждений. В практике встречаются случаи, когда в судах разворачивается настоящая «война дипломов».

В качестве примера можно привести судебно-экономическую экспертизу, проведенную сотрудником одной из консалтинговых организаций, который продемонстрировал полную некомпетентность, как в экономических знаниях в целом, так и в знании порядка проведения экспертных исследований в частности. Анализ представленных им документов показал, что он получил высшее экономическое образование (имелся соответствующий диплом государственного образца) в одном из негосударственных вузов. Вместе с тем изучение веб-сайта данного вуза показало, что хотя там действительно осуществляется подготовка специалистов с экономическим образованием, учебный процесс обеспечен всего одной кафедрой экономической направленности, на которой нет ни единого штатного преподавателя с экономическим образованием.

Решение данной проблемы возможно лежит в сфере обязательной сертификации негосударственных судебных экспертов, по крайней мере, осуществляющих не какие-то разовые, уникальные, а традиционные экспертные исследования. В этой связи следует обратить внимание, что в настоящее время Российский федеральный центр судебной экспертизы (РФЦСЭ) при Минюсте России и региональные центры (лаборатории) судебной экспертизы при Минюсте России осуществляют добровольную сертификацию компетентности негосударственных экспертов в рамках выполнения требований распоряжения Минюста РФ от 27.10.2010 года №9105-Р

«Об организации добровольной сертификации компетентности экспертов в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации»

.

Кроме того, силами экспертной общественности создано некоммерческое партнерство «Палата судебных экспертов» (НП «Судэкс», учредителями которой являются РФЦСЭ при Минюсте России и РЦСМЭ Минздрава России), на базе которого также организована и проводится добровольная сертификация негосударственных судебных экспертов. Свидетельства о прохождении добровольной сертификации следует расценивать как весьма весомые аргументы, подтверждающие профессиональную компетенцию негосударственного судебного эксперта, и учитывать их в обязательном порядке.

РАСХОДЫ НА ПРОИЗВОДСТВО ЭКСПЕРТИЗЫ Деятельность ГСЭУ, осуществляющих экспертные исследования в порядке служебного задания, финансируется за счет средств федерального бюджета или бюджетов субъектов РФ.

Поэтому в основном следователи (по крайней мере, по моему опыту работы в системе МВД РФ) как правило назначают экспертизы в «своих» — ведомственных экспертно-криминалистических отделах (управлениях) или судебно-экспертных учреждениях Минюста РФ.

В случаях проведения экспертизы за пределами «своего» ведомства одновременно с назначением судебной экспертизы следователь (дознаватель) или суд должен решить вопрос об оплате ее производства. Вознаграждение экспертам (экспертным учреждениям) за исполнение обязанностей по уголовным делам выплачивается в размере представленного ими финансово-экономического обоснования расчета затрат на проведение экспертизы (исследования) с учетом фактически выполненной экспертом (экспертным учреждением) и специалистом работы. Это правило закреплено в п.22 Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда РФ (см.

постановление Правительства от 01.12.2012 №1240).

Если экспертизу проводит экспертное учреждение, обоснование расчета затрат подписывает руководитель экспертного учреждения, и сам документ заверяется печатью этого учреждения. Если же исследование проводит эксперт, не работающий в экспертном учреждении, обоснование расчета затрат подписывает он сам.

Размер возмещаемых сумм, израсходованных на производство судебной экспертизы в экспертных учреждениях, определяется в каждом конкретном случае отдельно, с учетом фактических затрат, подтвержденных финансово-экономическим обоснованием. В современных условиях распространена не совсем правильная практика: орган дознания, предварительного следствия или суд — с одной стороны и судебно-экспертное учреждение — с другой заключают гражданско-правовой договор о проведении судебной экспертизы на внебюджетной (платной) основе.

Но указанные лица не могут вступать в какие-либо частноправовые отношения по предмету публично-правового (уголовно-процессуального) регулирования. Выдвинуть сначала публично-правовое властное требование о производстве судебной экспертизы, а затем вступить с экспертным учреждением в договорные отношения по тому же предмету — это, по меньшей мере, странно.

В публично-правовом уголовном процессе, предполагающем властный характер поручений дознавателя, следователя, суда, нет места договору. Основанием для оплаты судебно-экспертного исследования в данном случае по логике должен являться не гражданско-правовой договор, а само постановление (определение) о назначении экспертизы. Основанный на нормах гражданского законодательства договорной характер правоотношений может иметь место лишь при проведении частных исследований (например, по запросу защитника и т.

д.). Поскольку вопрос установления размера и порядка оплаты проведенных экспертных исследований по постановлению следователя пока остается законодательно неурегулированным, полагаю, что при определенном подходе это обстоятельство можно использовать в пользу стороны защиты.

К примеру, минимально, для нейтрализации возможных доводов, а-ля: «Кто платит, тот и заказывает музыку»; в контексте попыток стороны обвинения опорочить экспертные заключения, представляемые стороной защиты. ВЫПОЛНЕНИЕ ТРЕБОВАНИЯ Ч. 3 СТ.

195 УПК ПРИ ОТСУТСТВИИ ПОДОЗРЕВАЕМОГО ИЛИ ОБВИНЯЕМОГО Законодатель в устанавливает порядок обязательного ознакомления заинтересованных лиц: подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего и его представителя с постановлением о назначении экспертизы и разъяснения им дополнительных процессуальных прав, предусмотренных . Эта процессуальная гарантия обеспечивает условия состязательности уголовного судопроизводства и реализации конституционных прав на защиту и на доступ к правосудию. Ознакомившись с постановлением о назначении судебной экспертизы, заинтересованные лица получают возможность заявить мотивированный отвод эксперту, аргументированно ходатайствовать о ее проведении в ином (в том числе каком-то конкретном) экспертном учреждении или о поручении экспертного исследования конкретному лицу, ставить перед экспертом дополнительные вопросы или ходатайствовать о назначении комиссионной судебной экспертизы.

Поэтому следователь (дознаватель) или суд обязан ознакомить всех заинтересованных лиц с постановлением о назначении судебной экспертизы до направления соответствующих материалов эксперту. Но на практике часто встречаются ситуации, когда предварительно ознакомить заинтересованных лиц с постановлением о назначении судебной экспертизы невозможно (например, если не установлено лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности, или оно находится в розыске).

Особую актуальность эта проблема получила в связи с возможностью производства судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела. Считаю, что в подобных ситуациях дознаватели и следователи обязаны знакомить заинтересованных лиц с постановлениями о всех назначенных ранее судебных экспертизах при первой возможности.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 28, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым.