Как забирают детей из детдома в новую семью видео

Как забирают детей из детдома в новую семью видео

Это видео недоступно.


Биологическая и приемная матери из Каменск-Уральского не могут поделить ребенкаМолодая семья взяла девочку под опеку два года назад. Как только чужие люди стали родными, появилась действительно «родная кровь», не лишенная родительских правМаня и мама не виделись два года.

Но нежданной встрече с матерью девочка не рада — «мамой» она давно уже называет другую женщину.

Своими родителями Маша теперь считает Анну и Дмитрия. Хотя официально они всего лишь ее опекуны. Супруги познакомились с девочкой два года назад — в приюте, который они навещали как волонтеры.

Опекуны признаются, их предупреждали, что родная мать девочки не лишена родительских прав, а лишь ограничена в них.

Поэтому может в любой момент забрать ребенка.

Но доводы разума затмила детская улыбка. Это была любовь с первого взгляда. Пара уже собиралась удочерить ребенка.

Для этого пришлось через суд потребовать лишить родную мать прав на девочку. Процесс прошел по месту жительства «кукушки» — в Крымске. Служители Фемиды не только заочно отказали Ане и Диме, но и вынесли драматическое решение — вернуть Машеньку биологической маме.

Исполнять его уже начали местные приставы.

Однако зова крови девочка не слышит — и даже приближаться к бросившей ее мамаше не хочет.

Приемные родители тоже боятся за ребенка. Как сказано в решении суда, в правах родную мать ограничили из-за ее проблем со здоровьем: она лежала в психоневрологическом диспансере. Сама женщина это отрицает и уверяет: дочь в приют отдала потому, что их дом сгорел и жить стало негде.

За лучшей долей мать сначала уехала за границу, после на юг. И вот теперь вернулась за ребенком.

От этой семейной драмы не по себе, похоже, даже приставам и представителям органов опеки.

Забирать ребенка из приемной семьи они пока не стали.

Решили выяснить, что будет лучше для ребенка. Такие истории в России, увы, не редкость.

Зачастую детей забирают даже от биологических родителей, когда супруги не могут поделить его после развода и начинают судиться.

В случае с Машей закон на стороне родной матери, но правозащитники обещают подойти к делу всесторонне.

Судьба девочки должна решиться на следующей неделе. В понедельник в Каменске будет решаться вопрос о приостановлении судебного производства.

Если это случится, девочка останется в приемной семье. Вот только и родная мать отступать не намерена. Сколько еще слез, в том числе и детских, утечет, непонятно.

Судебная практика: какие сложности возникают в процессе оформления документов?

Неоспоримо, что жить малышу в семье предпочтительнее, чем делить кров с такими же обездоленными воспитанниками детдома.

Но практика показывает, что иногда усыновителю сложно доказать свое соответствие всем требуемым законом параметрам.Так, семья Г. получила одобрение ООП на возможность усыновления, подобрала себе в детдоме девочку, с которой сразу же сложились очень хорошие отношения. Девочке было 10,5 лет, и на суд был приглашен ее отец.

Отец отбывал наказание в местах лишения свободы, когда мать лишили родительских прав, а дочь поместили в детский дом.

После освобождения отец никакого участия в жизни дочери не принимал.В суде отец стал рыдать, умоляя девочку простить его и обещая забрать ее.

Ребенок растерялся, не зная, как поступить. Суд не дал разрешения на удочерение девочки, и она осталась в детском доме.Проблемой здесь стало право родителей, независимо от их социального статуса, присутствовать на заседании суда.

Оказалось впоследствии, что мужчина постоянного места работы не имеет, проживает на жилплощади своей сожительницы.

Ребенок продолжает находиться в детском учреждении.Если вы раздумываете о том, усыновить ребенка или оформить над ним опекунство — читайте эту статью.Часто порядочные, добросердечные люди, нашедшие себе маленького человечка в детдоме и желающие взять ребенка из детского дома, не могут преодолеть формальности закона на усыновление по той простой причине, что у них есть квартира с проходными комнатами.Это непозволительно (по критериям органов опеки) – малыш должен жить в отдельной комнате. И остается дитя в общей спальне детского учреждения, не обретя новой семьи.Но требования закона выполнять обязаны все, так что те, кто решился обзавестись дочерью или сыном через ООП и суд, должны учесть все свои реальные возможности. Если все документы в порядке, то стать родителями, оформив усыновление, вполне реально.Для тех, кто собирается усыновить ребенка из детского дома, предлагаем посмотреть видео и еще раз ответить себе на вопросы: «Хотите усыновить ребенка?

А вы уверены?»:

Приемная мама рассказала, каково это — взять в семью ребенка из детдома

Кто забирает детей из детдомов? Люди, которые не могут иметь своих малышей?

Великодушные богачи? Исключительно звезды и иностранцы? На самом деле нет. Приемных детей чаще всего берут простые семьи и простые люди, такие же, как мы или как вы.

Просто эти люди понимают, что дети не должны расти за казенными заборами, поэтому готовы жертвовать личным комфортом, чтобы хотя бы одной сироте дать шанс на нормальную жизнь. Одна из таких людей — Дарья Могучая. Она взяла под опеку Василису, когда той было 2 года.

Даша не мнит себя ни героем, ни волшебником, ни сверхчеловеком.

Не преувеличивая и не умаляя своих заслуг, она просто и искренне рассказывает о том, как ее семье живется после этого отважного шага. А еще она помогает мамам, попавшим в сложную жизненную ситуацию, справиться с трудностями, не отказываясь от детей.

Labuda.blog просто не мог не рассказать ее историю. В моем личном дневнике есть записи с 2008 года о том, что я хочу приемного ребенка Мне тогда был 21 год. Откуда это пришло — неизвестно.

Может, потому что бабушка с дедом работали в спецшколе с сиротами и я крутилась вместе с ними.

К действиям перешла ближе к 25, уже будучи замужем.

Начала с волонтерства. На сайте «Невидимые дети» взяла подшефную из Котласа, писала ей письма, слала посылки.

Потом читала истории усыновления в гугле, и было все так приторно-сладко в них, что настораживало.

И тут вышла на форум «В семью». С реальными мамами, детьми и историями. Так там и осталась. Читала, впитывала, напрашивалась в гости, знакомились ездили с мужем.

Смотрела базы данных, смотрела документальные фильмы, съездила волонтером в детский дом.

Затем прошла Школу приемных родителей, ну и муж прошел за компанию (хотя это необязательно).

После этого родился наш первый сын Лука, и мысли о «приемстве» отпустили. А потом у сына начали резаться зубки. И я задумалась: а кто в детдомах деток качает, когда невыносимо больно? Вот Лука проснулся среди ночи, испугался, кричит, меня потерял. А какой ужас испытывают те дети? Ведь они тоже кричат. Но Лука знает, что я приду, что я есть.

Ведь они тоже кричат. Но Лука знает, что я приду, что я есть. А они-то если и инстинктивно понимают, что кто-то должен быть (мама), то осознать этого не могут.

И мама не приходит. В общем, опять вернулись эти мысли.

Когда я забеременела, всплыло фото одной девочки. Ей 8 лет, и было написано, что она не слышит Звоню в ее опеку, мне диктуют диагнозы.

Оказалось, у нее был слуховой аппарат на одном ушке — значит, слух хоть немножко, но был.

Иду в опеку. Лето. Пузо 7-месячное у меня.

И меня футболят. Мол, вы сдурели, идите рожайте своего ребенка и не страдайте ерундой. Потом мне звонили из нашей опеки, предложили мальчика 8 месяцев и сестру 10 лет. С мальчиком мы познакомились и написали отказ: и возраст не подходил, и мальчик не запал никак вообще, да и куда мне к Луке еще неходячего пацана, а главное, что с сестрой мы бы вряд ли справились.

У нас в городе нет таких психологов, которые могли бы помочь с ее психологической травмой.

Муж после таких смотрин сказал, что он, наверное, еще не готов. Я тоже подостыла, хотя и названивала в ростовскую опеку, узнавала о девчонках всяких. Муж, кстати, все время держал теплый нейтралитет Он говорил, что хотел бы когда-нибудь приемных детей, но после своих, не сейчас.

Он более трезво смотрел на вещи: однушка, грудной сын, я не работаю. В итоге мы переехали в съемную двушку (в однокомнатной квартире с приемным мы бы чокнулись). Я начала работать удаленно. О Василисе мы узнали, когда знакомая с форума скинула ссылку на ее анкету Мол, посмотри на девчонку, но, кажется, с братом в паре устраивают.

И действительно, в федеральной базе данных написано было, что братья/ сестры есть. Позвонила в опеку ее города, сказали, что брат был, но его уже усыновили.

Обычно детей не разделяют, но, когда один из них инвалид, другому дают шанс попасть в семью. Ну вот наша — инвалид с ДЦП, и еще куча других диагнозов.

Звоню уточняю: хотя бы с опорой стоит? Ответ: нет, она лежачая… Но я не зря сидела столько на форуме: по опыту других мам знала, что нужно ехать и смотреть на каждого ребенка.

Если не себе возьмем, то хоть пропиарю. Я уговорила мужа просто съездить посмотреть только эту, и все — обещала отстать на год. Ну на полгода точно. И вот мы там.

Муж с Лукой в коридоре, меня бомбит диагнозами и неутешительными прогнозами главврач в кабинете. Киваю, поддакиваю, лицо кирпичом делаю.

Заносят. Боюсь обернуться, медлю. Поворачиваюсь — на Луку похожа.

Зову мужа, по пути шепчу про сходство.

Идем в игровую. Василису ведет за руку воспитатель. — О, так она не лежачая? — Недавно начала ходить, да. Ну вот посмотрели. Муж видел ее один раз, в первую встречу, потом только на видео, что я для него снимала, и когда забрали.

Я — пять раз. Ничего, внутри не ёкало. Просто посчитали, что мы могли бы стать ей родителями.

Стали. Сначала я, конечно, хотела спасти сироту. Им же там плохо! Надо срочно взять и осчастливить семьей! Я ведь знала всю теорию. Казалось, что передо мной не стоит невыполнимых задач — просто взять и любить… В базе данных смотрела только хорошеньких деток и чтобы мама была лишена родительских прав.

Рыдала, когда просмотренных мною сирот забирали в семьи. Это еще даже не имея документов на руках, даже до прохождения Школы приемных родителей.

И не то чтобы осуждала, скорее не понимала тех приемных мам, которые не любили своих детей, но жили и воспитывали. Сейчас я думаю: а что ты хотела? Чтобы они месяц пожили с дитем — и такие:

«Ага, что-то не слюбилось, надо этого сдать, может, другого полюблю»

?

Я считала, что любовь идет по умолчанию.

Но потом я уже спокойнее смотрела на детей без статуса, понимая, что родители исправляются слишком редко, а дети растут там слишком быстро.

Потом стала обращать внимание и на не очень симпатичных, а потом и инвалиды перестали меня пугать.

Кто-то же должен брать инвалидов. Почему же не мы? А еще я раньше думала, что вот возьму ребенка и буду учить его всему, а он, разумеется, с радостью будет учиться Что я буду восполнять дыру обнимашек и поцелуев, а он будет с благодарностью принимать это.

Я буду любить его, а он меня в ответ. Я особо не задумывалась: а когда должна прийти эта любовь?

В моих мечтаниях меня должно было разразить громом при виде моего ребенка, ну или хотя бы вдруг приснится вещий сон.

Дура. Все оказалось намного проще, обыденнее и без романтики и знаков свыше. Увидела анкету, позвонила, навестила пять раз, подписала согласие, забрали.

Теперь кормлю, пою, мою, реабилитирую, хвалю, ругаю, нежничаю, раздражаюсь, учу, воспитываю, социализирую, занимаюсь. Так и живем. Все-таки у нас с Василисой было всего пять встреч, и мне в эти встречи вообще не до соплей было Мне нужно было максимально выжать информации. Аутизм есть? Обучаема будет? Потянем ли мы ее?

В наши дни ты даже перед тем, как выйти замуж, год-три узнаешь мужа будущего, живешь с ним, а потом принимаешь решение.

А приемный ребенок — это как муж в старые времена: привела домой и живи. Учись понимать, узнавай характер, учись любить.

И если с мужем это страсть, химия, то тут гормонов нет.

Ну у меня не было. Может, с грудничком сработало бы, не знаю. Жалость только есть, но и она быстро растворяется. Смотрите реально на жизнь. Да, любовь — это смысл, это цель.

Но любить — это глагол. Это делание. Это каждодневный труд. Бери и люби. Чем больше от нее отдача, тем легче мне морально. Ну все согласятся: тяжело играть в одни ворота, будь то мама, муж или ребенок, когда в ответ тишина… После купания у нас «лялечка» — заматываю в полотенце банное и на руках качаю.
Ну все согласятся: тяжело играть в одни ворота, будь то мама, муж или ребенок, когда в ответ тишина… После купания у нас «лялечка» — заматываю в полотенце банное и на руках качаю.

Ну и просто подбегает: «Давай обнимемся», «Давай поцелуемся». Не просто механически повторяет, а изъявляет желание. И обязательно две щеки, одна не катит.

Тишу, нашего младшего сына, тоже гладит, целует. А в редкие порывы и с Лукой бывают обнимашки.

Ну с мужем — это само собой. Так что девчонка у нас ласковая. Вообще, дети из детдомов отличаются от тех, кто растет в семье И в связи с этим очень часто слышу и вижу такие слова:

«Что же с ними делают в детдоме, что такими дети становятся?!»

Мы не берем случаи какого-то невероятно ужасного отношения к детям, мы говорим о среднестатистическом учреждении. Дело же не в детдоме. Копните глубже.

Я забираю вас от мужа, от детей и помещаю в какие-то условия. Вас там как-то кормят, как-то одевают, занимаются с вами чем-то, а вы все чахнете чего-то. Правильно ли говорить: «Какое ужасное заведение!

Что за люди там работают?» Нет.

Дело же не в том, кто вас окружает, а в том, кого рядом нет. Не может никакой персонал, и даже самый квалифицированный, адепт Петрановской заменить мать.

Самую плохонькую мать. Василиса до 4 месяцев развивалась нормально. Когда ее изъяли, она, видимо, просто заморозилась.

В 2 года ребенок пошел. Не говорил. Не воспринимал речь. У многих детей включается установка «мамы нет, незачем жить».

Не для кого расти, не для кого стараться. Биологическая мать у Васёны почти моя ровесница. Четверо детей. Лишена прав из-за пристрастия к алкоголю Мне несложно не держать на нее обид и зла, потому что намеренного вреда, насколько я знаю, Василисе она не наносила.

А насчет осуждать… О, раньше бы я сказала: «Раз не бросила пить, значит, так надо было. Захотела бы завязать пить — бросила бы!» — и вся такая я с чувством собственного достоинства, в белом пальто… Но мне уже не 21 и не 25, жизнь уже пощелкала по носу, и встревала я именно в то, что осуждала и от чего зарекалась. Это прокачиваемый и очень полезный навык — не осуждать.

И сложный, да. Насчет моей полусвятости.

Легко быть великодушной, живя с мужем. Когда есть тыл, доход, благополучие. Могла бы я найти ее и попытаться помочь ей?

Поговорить, встряхнуть, отправить на реабилитацию?

Могла бы. Но я этого не делаю.

И я не хочу, чтобы она забирала Василису. И да, я, скорее всего, буду ревновать и испытывать неприятные чувства, когда я (удар кулаком в грудь) вырастила, а дочь будет носиться с этой, которая никак не участвовала в ее жизни… Но это мое.

На самом деле не суть, что я там буду испытывать. Главное, как будет поступать Василиса.

И если она захочет сама познакомиться, общаться, ухаживать за ней в старости, то это будет означать, что мы вырастили хорошего человека. Умеющего прощать, заботиться, любить. Не бойтесь брать приемных детей Пока мы живем, может, стоит чуть меньше взвешивать и чуть больше делать? Говорю это и себе в том числе.

Говорю это и себе в том числе. На страницу Даши подписано почти полмиллиона читателей. Многие из них отважились на усыновление именно благодаря ее поддержке.

Расскажите, а вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы стать приемным родителем?

Или, может, среди ваших знакомых есть люди, которые уже решились на этот шаг? Фото на превью daria_moguchaya / instagram, daria_moguchaya / instagram

Как работает гостевой режим?

Гостевым родителем стать в разы легче, чем усыновителем. Кроме того, это отличная возможность познакомиться с ребенком до его усыновления.

Многие называют этот режим промежуточным перед усыновлением ребенка. Есть шанс узнать ребенка поближе, понять как он реагирует на жизнь вне детского дома.

Гостевой режим позволяет семье забирать ребенка из детского дома на выходные, на праздники, в отпуск. Максимально разрешенный срок пребывания в семье без возвращения ребенка в детский дом — 3 месяца.

Эта форма устройства очень редко поддерживается финансово региональными властями, известны лишь отдельные случаи в нескольких регионах, поэтому нужно понимать, что все расходы по содержанию ребенка в период совместного времяпрепровождения семья принимает на себя.

Однако, родители могут быть обеспечены питанием для ребенка на период гостевого проживания в соответствии с нормативами.

Наталья Городиская и Юра: «Неправильно осуждать приемную маму, помогающую ребенку найти новую семью»

Фото с сайта art-base.co.uk «Мы с мужем как раз думали о том, что, возможно, снова станем приемными родителями: сейчас с нами 4 приемных детей, всего у нас 7 детей. Были времена, когда и 9 одновременно, и дом большой, и документы у нас готовы… И я случайно увидела пост в “Фейсбуке” о двухлетнем мальчике с гидроцефалией.

Его приемная мама была настроена вернуть ребенка. В семье он пробыл всего две недели.

Мы убедили семью оставить его еще немножко у себя, я решила, что если не успею быстро сделать документы, то срочно найдем семью с готовыми документами. Изначально мне хотелось помочь ей оставить мальчика, справиться с кризисом.

Но я поняла, что дело не в мальчике, а в маме. Супруги вообще были не готовы стать приемными родителями: трое своих детей, недавний переезд…Но они идеальные наставники, волонтеры, помощники!

И это очень показательный пример того, как важно и ШПР, и органам опеки внимательно работать с кандидатами, помочь им выбрать верный путь, а самим кандидатам прислушиваться к своим желаниям.

Семью мы для Юры не нашли, и мы срочно оформили все бумаги, прошли тестирование и взяли Юру к себе.

Я убеждена, что очень полезно знакомить таких неопытных кандидатов с родителями, у которых уже есть дети с ОВЗ, а также честно рассказывать им о последствиях и сложностях такого приемного родительства. Если человек не готов – не надо брать ребенка, лучше пойти в наставники.

Кстати, на приемную маму было много нападок в соцсетях, но я не согласна с этим подходом. Кроме благодарности, я к ней ничего не испытываю. У Юры сложное заболевание, и она приняла его таким, она спасла его, вытащив из системы.

А потом – не побоялась огласки, честно попросив помощи у общества. Эта женщина ни разу не сказала плохого о мальчике, она во всем винила себя.

Переход Юры к нам был плавным. Его приемная мама рассказала мне в подробностях, что он любит, как ест, как спит, тем самым максимально облегчив перевод его в нашу семью».

Категории: , , , , , , , ,

Что нужно для усыновления ребенка из детдома

Основное правило — разница между кандидатом и ребенком в возрасте не должна быть меньше 16 лет. В остальном, усыновителем может стать любой человек, достигший совершеннолетия, за исключением следующих случаев:

  1. Лицо было признано недееспособным по решению суда.
  2. Лицо было лишено родительских прав по судебному решению.
  3. Лица без определенного места жительства.
  4. Лица, лишенных права опекунства в судебном порядке в связи с неспособностью надлежащим образом осуществлять свои обязанности.
  5. Один из супругов был признан недееспособным или ограниченно дееспособным.
  6. Лица, которые не в состоянии обеспечить прожиточный минимум для ребенка.
  7. Лица, имеющие судимость за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.
  8. Лица, чьи жилищно-бытовые условия не соответствуют предпринятым санитарным нормам.

На заметку Инвалидность не может быть барьером на пути к усыновлению, однако является учитываемым фактором при принятии соответствующего решения органами опеки. Если никаких препятствий к усыновлению нет и все необходимые документы собраны, то контролирующие учреждения обязаны провести обследование жилищно-бытовых условий кандидата на усыновление ребенка в течение 15 дней.

Если условия устраивают комиссию, то кандидат получает письменное заключение.

С этим документом вы можете направиться в местный орган опеки (если вы желаете взять ребенка из детдома в вашем городе), либо посетить региональный банк данных, где можно получить сведения о детях без родителей. В конечном счете, когда ребенок выбран, можно прийти с соответствующим разрешением в детский дом и забрать его. Стоит отметить, что в течение трех лет органы опеки ведут надзор над новоиспеченными родителями и проверяют в каких условиях живет ребенок.

«Подарки» системы

Ребенок из детского дома приносит с собой много чего плохого, в том числе неразличение понятий «свое» – «чужое».

Так что мы не раз сталкивались с очень неприятными ситуациями.Как-то Таня принесла из школы домой чужой айфон.

Когда это вскрылось, она начала юлить, говорить, что она не знала, как быть, ведь на гаджете не написано, кто его хозяин. И может быть, я бы заставила себя поверить ей, если бы Таня не принесла его в дом тайно, запугав Вику, чтобы не говорила мне о наличии у нее чужой вещи.Не умеющая лгать Вика проговорилась о случившемся общей подруге обеих девочек. А та доложила о случившемся мне.Потом было и отнимание денег у второклашки.

После чего Тане было обещано, что если я еще хоть раз узнаю о том, что она отбирает деньги у малышей – опозорю ее на всю школу: проведу по классам, попрошу записать мой телефон, чтобы звонили мне,

«если вот эта девочка еще раз попробует у кого-то что-то забрать»

.

Делать я так, естественно, не собиралась, но Таня об этом не знала, поэтому больше подобных инцидентов не было.В другой раз как-то утром Антон не мог найти свой ноутбук. Сын клялся, что вечером перед сном он лежал на его столе. А рано утром исчез. Искали по всей квартире, даже проверили входные двери (вдруг не заперли, и ночью воры приходили).

Спросила у Тани, не брала ли.

Та сделала честные глаза и ответила отрицательно. В итоге ноутбук я нашла в изголовье Таниной кровати.

Справедливости ради должна сказать, что этот поступок был ожидаем, поскольку ее ноутбук у нее был отобран – времяпровождение за компьютером переходило все мыслимые границы, ребенок игнорировал требования, часами сидел за играми, забывая о самых элементарных обязанностях. Даже ночью потихоньку вставала, чтобы играть, а утром не могла подняться в школу.

Нормальный человек не возьмет ребенка из детского дома?

Источник: Кошка, две собаки (одна из них — старая такса), мышка, шиншилла, попугай — вся эта живность живет в огромной квартире Станислава Гусева, Марии Ореховых и их приемных детей… Дети — кто в школе, кто в детском саду, так что можно спокойно поговорить с главой семейства Станиславом.

Ужас белых халатов В 2006 году мы с женой Марией как-то вдруг поняли, что вот, двое наших сыновей — выросли, делать дальше нечего.

Однажды Мария наша в интернете ссылку о том, что в московском 19 детском доме проходят занятия . Нам на этих занятиях очень понравилось, отходили полный курс.

А через некоторое время в семье появилась четырехлетняя Вика. Мы не выбирали специально, не смотрели базу данных. В детском доме нам на нее указали, на маленькую, лысенькую.

Мы только руки протянули, как она пошла к нам.

Хотя общительностью не отличалась: почти не говорила, боялась взрослых, — особенно женщин, а тем более — в белых халатах. Просто впадала в транс. Но тут — не испугалась и пошла.

Фото: bril, photosight.ru Мы взяли ее сначала просто погулять: еще не были готовы документы. Но когда вернулись обратно, подъехали к детскому дому, она вцепилась в меня и завыла. Я сказал жене: «Мария иди и разбирайся, как хочешь.

Я не дам ребенка мучить, поеду с ней домой». Мария поговорила, и заведующая разрешила забрать пораньше. Так вот и началась наша приемная семья.

Мы были подготовлены к тем проблемам, с которыми придется столкнуться, по крайней мере, знали о них из занятий Школы.

Хотя, что касается первого месяца, который, как говорят психологи, будет безоблачным, то я его ни с кем из детей чего-то не увидел.

Это просто теории. Что касается адаптации — вроде тоже ничего сверхъестественного не наблюдалось.

Ну, ребенок и ребенок. Мы уже знали о том, что пребывание в детском учреждении накладывает свои отпечатки на детскую психику. Вика почти не ходила, все время спотыкалась и падала. Если ей давали конфеты, она прятала их горстями под подушку.

Не понимала в принципе, что есть свое и чужое.

Ведь в детском доме «своего» у них практически нет. К сожалению, она провела, достаточно долгое время в доме малютки, где что-то там с ней случилось, и она лишилась волос. Что и как, установить уже невозможно.

У Вики тотальная алопеция, то есть полное отсутствие волос. Это не лечится нигде. Два раза в год она лежит в РДКБ с мамой.

Она, уже живя в семье, еще долгое время продолжала бояться женщин.

Если видела дам в белых халатах, впадала в транс: закатывала глаза и столбенела. Ни звука, ни движения нельзя было от нее получить. Понятно, что поход к врачам был для нас серьезной проблемой.

Несмотря на тотальную боязнь женщин, к маме Вика сразу стала относиться нормально, но все-таки где-то год ее мыл только я.

Если в ванну заходила мама, она начинала плакать. Еще Вика патологически боялась собак.

Когда мы, первый раз приехав домой, только вышли из машины, она увидела проходящую рядом собаку и забилась в истерике. А у нас дома — собаки. Ничего, уже буквально через месяц она сидела верхом на собаке, целовала, обнимала.

Оказалось, что у нее вообще тяга к живности.

Конечно, у детей, которые не один год провели в детском учреждении, когда они попадают в семью, начинают проявляться такие на неподготовленный взгляд «странности».

Например, качание из стороны в сторону. Вика качалась достаточно долго. Но постепенно — прошло. Просто мы, как только она начинала качаться, сразу принимались ее обнимать, тискать.

И сейчас, когда ей грустно, какие-то проблемы, она сразу приходит с тем, чтобы её обнимали и целовали. Подставляет голову и говорит: «Целуй!».

То есть качание было у нее вытеснено избытком ласки. Сейчас Вика учится во втором классе. Она носит парик. Конечно, переживает, но — как бы это сказать — более-менее смирилась.

По крайней мере, если ей надо переодеться, она спокойно снимает парик, не впадает в транс, не забивается под одеяло.

Ну, парик и парик. У нашей мамы есть теория, что если ребенку в чем-то плохо, надо любить его как можно больше. Вот мы и стараемся любовью компенсировать Вики ее проблему.

Вика ходит в частную школу. Класс там небольшой и учителя строго следят, чтобы дети относились друг к другу нормально, неважно, если кто-то — заикается, хромает или не имеет волос. Такая школа необходима Вике еще и потому, что учеба дается Вике не просто. А там получается практически индивидуальное обучение.

А там получается практически индивидуальное обучение.

С утра — занятия, а дальше учительница персонально с каждым доделывает и объясняет то, что ребенок не усвоил на уроке.

Девочка с тремя возвратами Следующей у нас появилась Саша.

Мы решили, что Вике нужно взять кого-то маленького, чтоб они играли вместе. Поехали в детский дом. Там нас спросили: какого ребенка хотите?

Мы сообщили примерно следующее: «Лет пяти, русскую».

В ответ услышали: «У нас есть ребенок, который вам нужен».

И привели девочку 10 лет, абхазку, у которой за плечами — три возврата из приемных семей.

— Будешь с нами жить? — Буду. — Тогда пойдем. Вот и живет с тех пор. Конечно, всякое было, но Саша — наша дочка.

Окончательно и бесповоротно. Когда она получила паспорт, по собственному желанию поменяла фамилию: взяла нашу.

Саша у нас — совершенно обыкновенный подросток. Не хочет учиться, хочет гулять с подружками. Пережили мы и увлечение «эмо».

Спокойно, просто приглядывали за её душевным состоянием, что бы она себе не навредила, не пошла топиться или вешаться, как там у эмо принято.

Кроме этого аспекта — особо не переживали — все в подростковом возрасте проходят через какие-то увлечения.

Я вот металлистом был, а моя мама вспоминала, как они хипповали.

Нелегкий возраст, а что делать?

Не будешь же бояться непрерывно.

Как-то, как раз в период увлечения «эмо», она решила себе робко порезать вены.

Я прихожу домой, мне рассказывают. Спрашиваю: «Чем резала». Показывает вынутые лезвия из точилки.

Начинаю ругаться: «Ты что, с ума сошла, точилка 30 рублей стоит!» У Саши — огромные удивленные глаза, она ожидала совсем не такой реакции.

Потом пришел Максим, старший сын, жалуюсь ему, что Саша точилку сломала. Максим тогда протягивает ей кухонный нож со словами: «Точилка — ерунда.

А вот — нож хорош!» Увидев, что серьезно никто не относится к событию, Саша обиделась, зато ее увлечение — как рукой сняло. Но опять же — мы видели, что у нее нет внутреннего кризиса, что вся ее всемерная печаль — почерпнута из книжек и журналов.

Саша учится в той же школе, что и Вика.

У нее была педагогическая запущенность. Она ходила в школу просто потому, что «надо», отбывала повинность.

И ее там ничему не учили, просто рисовали тройки. Она в 10 лет не знала таблицу умножения. Так что нам пришлось браться за учебу серьезно, нанимать репетитора.

И потихонечку — втянулась. Сейчас еще и гитарой занимается. Проверка на честность Почему было три возврата? Возвращали потому, что не все оказываются готовыми к тому, чтобы жить с приемным ребенком.

А во-вторых, характер у дочки оказался непростым.

А по поводу того, что приемные детей «возвращают»… Сложности ведь со всеми бывают, с кровными их не меньше, а порой — больше. Вот недавно я разговаривал со знакомым из инспекции по делам несовершеннолетних.

У них там на учете где-то 400 детишек — и все кровные. Никто же их никуда не сдает в детский дом из-за плохого поведения.

Вообще, как-то это не честно, когда у человека есть вариант «отдать обратно».

Не должно быть таких мыслей. Взял, все, твой ребенок, без вариантов. Как говорят психологи, дети, которых уже возвращали, начинают вести себя плохо нарочно, устраивая взрослым что-то вроде проверки. Примерно с такой мотивацией: «Вот, вы меня взяли, все равно ж потом отдадите.

Так что давайте я вам сейчас что-нибудь похуже устрою».

И нас Саша тоже «проверяла». Скажешь что-то сделать, не сделает назло.

Или наоборот, что-то такое сделает и придет с вызовом: «Вот я там, что-то разбила» и радостно смотрит, что сейчас будет. Правда, здесь «проверки» не прокатили. Мы все пережили. Ну, разбила, ну, на конфликт нарывается, что делать?

Мы же знаем, отчего так происходит.

Днем ведет себя вызывающе, а вечером обнимешь ее, разрыдается. травмированы за свою небольшую жизнь настолько, что и взрослым многим трудно представить.

И лекарство здесь одно — любить, гладить, обнимать. Куда деваются грязные тарелки?

Вика и Саша быстро нашли общий язык. Вообще все дети, появившиеся у нас, между собой сошлись мгновенно. У них общая судьба, общие переживания и они друг друга хорошо понимают.

Им приходится адаптироваться к жизни в семье.

Сначала долго показываешь ребенку, из чего складывается наш быт. Саша, например, не знала, для чего нужен холодильник.

Потому что в детском доме она его не видела ни разу.

Он где-то там стоял, на кухне. Им накрывали в столовой еду, принесли и унесли.

Она не знала, что надо мыть посуду.

Ей в 10 лет в голову не приходило, куда деваются тарелки, когда она поест.

У них никогда не было своего, поэтому наблюдается небрежное отношение к вещам.

Многие приемные родители жалуются, что вот, не ценит ребенок, поиграл с игрушкой и отшвырнул. У него просто никогда не было СВОЕЙ игрушки.

И приходится объяснять, закреплять. Постепенно приходит понимание, что телефон, который подарили ребенку — его собственный, не общий. И — меняется отношение к вещи.

Детям в детском доме семья порой представляется какой-то сказкой, где не будут заставлять ничего делать… Мы постепенно загружаем всех какими-то домашними делами. Например, младшие следят за зверями, кормят, убирают. Саша забирает самых младших из детского сада.

Еще с собаками мы с Сашей по очереди гуляем.

Ну и порядок в своих комнатах навести просим иногда. Ревность присутствует, но не в сильной, не в какой-то злобной форме.

Например, посадишь кого-нибудь одного на руки, и все остальные тут же прибегут, с разных сторон усядутся. Включая старшую, хотя она строит из себя такую взрослую, серьезную барышню. Шланг в подвале детского сада Андрюше семь лет, он перешел во второй класс.

Он и Вера ходят в ближайшую к дому общеобразовательную школу с английским уклоном. Поскольку у них нет проблем образовательного плана. Андрюшу никто не хотел забирать из детского дома, его считали хулиганом.

Например, кого-то по голове сильно стукнул.

Но он же — не со зла. Просто не рассчитал, хотел мячиком, а получилось то ли ведерком, то ли лопаткой.

Оттого, что все его воспринимали таким злостным бандитом, Андрюша, когда только попал в семью, был хмурым, насупленным.

Сейчас такой замечательный мальчик вырос! Хотя постоянно преподносит нам какие-то сюрпризы.

Но опять же — не из-за какой-то злобности, он не дерется, а все время что-нибудь придумывает. Когда он ходил в садик, воспитатели каждый день докладывали, что сегодня учудил Андрюша.

Например, 5 или 6 унитазов в группе. По словам воспитателей, Андрюша набил землей из цветочных горшков. У меня на это сразу возник вопрос: «По самым скромным прикидкам, необходимо 25 — 30 минут, чтобы все это проделать. Как это воспитательница отошла? Как можно оставить дошколят одних? Хорошо, они детский сад не сожгли, из окна никого не выкинули».

Хорошо, они детский сад не сожгли, из окна никого не выкинули». Когда мы переехали, перевели Андрюшу в другой садик. И он затопил им центральный тепловой пункт в подвале.

Дворник забыл на улице шланг, подключенный к крану. А Андрюша знает, как со шлангом обращаться, он на даче видел.

Он бросил шланг в подвал, открыл кран, дети поиграли — поиграли, покидали в воду палочки и ушли.

Воспитателя не заинтересовало, что дети делают у ЦТП. Все обнаружилось, когда в детсаду погас свет, потому что вода наливалась — наливалась, и дошла до электрощита.

Мне об этом потом просто сообщили воспитатели, так сказать, без претензий. А какие претензии? Во-первых, дворник должен думать, что он делает, там полный двор детей. Во-вторых, воспитатели не углядели.

После подобных инцидентов я Андрюшу не ругаю, а просто объясняю, по каким причинам этого делать нельзя, говорю, как я недоволен, что меня опять вызвали. А чего его отчитывать? Он же ничего плохого не собирался делать. Он просто налил себе лужу воды, чтобы там что-то попускать.

У него не было пакостной мысли. Вот я слышал, кто-то жаловался, что дети кошку убили. В этом случае осознанной жестокости я бы не знаю, что сделал… А Андрюша ничего плохого не совершает.

Вика с Сашей Андрюшу полюбили.

У них бытовала даже такая фраза: «Вик, позови Андрюшу, мы в него поиграем». Они его одевали, делали прически… Три сестры Полтора года назад в семье появилось три девочки — одной два с половиной годика, второй шесть лет, а третьей семь. История сестер в свое время прошла по многим СМИ.

Девочки плыли с матерью на теплоходе, к ней начал ходить какой-то штурман. Она оставляла детей с ним наедине, а он оказался педофилом — раздевал детей, фотографировал и так далее.

Когда история выплыла наружу, детей изъяли, разместили в разные учреждения.

А мне позвонили из опеки, сказали про младшую — Сонечку, что вот, есть такая травмированная девочка.

Я позвонил жене: «Берем?» Она ответила: «Берем». Когда приехал читать документы Сонины, оказалось, что девочек три. Куда было деваться? Не разлучать же их.

Адаптация у девочек происходила полегче, чем у других. Поскольку они попали уже в так сказать сложившийся семейный детский коллектив со сложившейся атмосферой.

Единственная, кто её нарушает — маленькая. А остальные — просто играют. Ну, разобьют что-нибудь, сломают, — это естественно.

Все наши дети все время что-то ломают — это же мелочи.

На то они и дети. У меня телевизор в комнате не зря прикручен такими огромными восьми анкерами.

Уже были неоднократные попытки врезаться в него и уронить.

На даче, играя в догонялки, уронили тяжеленный холодильник «ЗИЛ».

Забор разобрать? Разобрали! А однажды мы на даче проснулись от страшного грохота: Андрюша решил посушить в микроволновке машинку с литиевыми батарейками… «Кровные» вопросы По кровной матери Вера, Надя и Соня не скучают.

Одно время они разделяли «мама» и «мама, которая меня родила», или «когда я жила в другом городе».

Сейчас вопрос воспоминаний снимается, девочки идут дальше, у них появляется уже новые воспоминания.

Саша тоже никаких вопросов не задавала. Только увидела свою кровную однажды в суде, когда нам пришлось в очередной раз с ней разбираться.

Вызывали и Сашу. Она мне потом говорит: «Слушай, я думала она подойдет ко мне, чего-нибудь спросит, еще размышляла, как себя вести.

Даже не подошла…». В общем, никого этот аспект особо не интересует.

Не знаю, может быть в определенном возрасте дети начнут задавать вопросы по этому поводу… Бумажная жизнь и вентиляция Некоторые люди, собирающиеся взять ребенка в семью, жалуются, что слишком много времени занимает «бумажная волокита», собирание справок.

А мне кажется, что порядок получения документов можно было бы даже еще и усложнить. Люди, которые жалуются, что им сложно получить справки, вообще не готовы ни к каким трудностям. Мне таким ноющим, что трудно получить те же требующиеся медицинские справки, сразу хочется сказать: «А на что ты рассчитываешь?

Вот ты берешь ребенка. Его надо устроить в школу, садик.

Надо решать вопросы с лечением, с учебой, с поведением. Как ты будешь это делать, если ты не можешь получить две справки?» У меня огромная стопка разных бумажек в шкафу. Я каждый день тут что-то выбираю,что-то куда-то везу.

Недавно меня дергала авиатранспортная прокуратура как представителя потерпевших девочек, сегодня надо в собес поехать, отвезти им новые договоры. Жизнь кипит, в том числе и бумажная. Периодически бывают проверки.

Недавно вот произошел почти анекдотический случай: пришла представительница СЭС и составила акт, вызвавший у меня приступ смеха. Барышня написала, что проживание в огромной квартире в каменном доме на Ленинском проспекте невозможно из-за плохой вентиляции. Я даже не нашелся, что сказать.

Спросил, где барышня живет. Оказалось, в спальном районе, в панельной «двушке». Там, наверное, вентиляция отличная. Да, вот такие деятели мешают своими странными заключениями.

Хорошо, что это дело дошло до ее начальства и ситуация благополучно для нас разрешилась. А с органами опеки и попечительства у нас никаких проблем нет, там работают вменяемые люди.

Если они видят, что у детей есть квартира, еда, одежда, у них не возникает желания лишний раз ходить и проверять. То, что в доме много животных, их ничуть не смущает. На собаке на большой дети любят телевизор смотреть, как на диване.

Никаких проблем с опекой в возможности выбора школы у нас не возникает. Нужно лишь сообщить, где дети будут учиться. И в травмпункт обращались несколько раз: это же дети, либо что-то разобьют, либо сами разобьются.

Например, в прошлом году Вика играла в тигра, врезалась в дубовую дверь, рассекла себе лоб. В травмункте честно призналась, что играла в тигра.

Потом никаких приходов участкового не было. Возможно, в травмункте и звонят потом, но участковый хорошо знает нашу семью, знает, что мы люди вменяемые. С окружающими людьми тоже проблем не возникает.

Соседи косятся, конечно, на этот выводок, когда мы все вместе куда-нибудь идем. Кто-то оглядывается с позитивом, а кто-то с подозрением: нормальный человек не будет брать ребенка из детского дома. Хотя, не зная, по нашим детям не догадаешься, что они когда-то жили в детском доме.

Хорошо одетые, довольные, веселые.

В школе, в детском саду на нас как-то по-особенному ни родители, ни педагоги не смотрят. Хотя, возможно, поначалу, они и пугаются.

У нас же в обществе какая беда — отсутствие информации. Отсюда, возможно, всякие страхи: «У них приемный ребенок!» Потом оказывается, что это обычный ребенок, который ездит на велосипеде, копается в песочнице.

Миротворцы ООН и правильные книжки Дети между собой, конечно и ругаются, и даже, бывает, дерутся.

Старшие обычно пытаются разрулить ситуацию.

Иногда нам с женой приходится выступать в роли третейских судей, или когда кто-то кому-то нанёс «смертельную обиду», приходится вводить голубые каски ООН — миротворческие подразделения.

И наводить порядок: «Так, Андрюш, ты пошел туда, Вик, ты пошла туда. Успокоитесь, после будете разговаривать».

Если Андрюша ломает игрушечные машинки, то кровные, старшие, разбивают машинки полноразмерные. Им уже под тридцать. Узнав, что мы собираемся взять ребенка из детдома, они изумились: «Предки, чего вы творите?! С ума сошли?» А потом как увидели Вику — влюбились бесповоротно.

Затем появились остальные дети, в которых старшие души не чают. Они сами все никак не женятся.

И тут, видимо, такой отцовский инстинкт срабатывает пока нереализованный. Самый старший сын периодически приезжает, читает им книжки, по его утверждению, правильные. Я, правда, не понял, чем они отличаются от неправильных, и по какому принципу он делит обычные детские произведения.

Но — сын ко всему подходит очень продуманно, тщательно книги отбирает, скачивает в электронную книгу, привозит и читает. Родительское убежище С утра детей развожу я — в две школы и в два садика.

Мы специально для этого микроавтобус купили. Собрать всех помогает старший сын: он с нами работает.

В четыре — полпятого стартую всех забирать.

Завез домой и — обратно на работу.

До девяти мы с женой работаем.

Еще есть кружки, но к счастью, часть занятий их попадает на выходные. Поздно вечером наступает наше с женой время, чтобы спокойно посидеть на кухне, попить кофе, поговорить.

Кухня — это наше с женой такое убежище. После того, как удалось всех уложить, когда они все уже пописали, съели конфетку, съели яблочко, попили соку, попили молочка и у них нет уже никакого повода выходить из своих комнат. Происходит это не раньше 23. Хотя укладывать мы начинаем с 21.

К 22 квартира постепенно утихает, но «движуха» в квартире продолжается. Так, если один зашел за конфетой, значит — сейчас придут все остальные и потребуют конфету.

Говорят, что приемный ребенок — «проверяет» семью, насколько крепки в ней отношения. Не знаю. Нам как-то не до рассуждений, а то, что мы семья — понятно и без них. Мы уже столько пережили, что тут никаких сомнений не осталось, и нас уже ничем не испугаешь.

Мы вместе пережили 90- е годы со всем, что тогда могло быть: наезды и бандитов, и милиции, потери денег, то, что в нас стреляли, в тюрьму посадить пытались незаконно.

Гуашь в стиральной машине Такое, что опускаются руки, кажется, «все, больше не могу», наверное, чаще бывает у нашей мамы.

Например, она поставила стирать белье, и кто-то в последней момент бросил в машинку банку гуаши. Тут, конечно, на маму смотреть страшно. Трудно ей приходится. Еще учитывая её характер, её тягу к порядку.

Вместо порядка она натыкается на полный хаос. Хотя детей подружить с порядком пытаемся. На уровне — пошел мыться, старую пижаму кинул в корзину для грязного белья.

По мере взросления, усвоения, «задания» усложняются. Приучить детей нельзя, можно только научить.

К концу мая накапливается усталость, ждем, когда учебный год закончится.

Бывает, что можем с женой и поругаться.

Тогда я говорю: «Дети, вышли вон из комнаты, нам надо поругаться!» Дети особенно по этому поводу не переживают, могут только сказать: «Не ходи туда, там папа с мамой ругаются». Каких-то семейных традиций не припомню.

Я не понимаю их смысла, не может вся семья дружно хотеть сделать что-то одно. При таком разбросе возрастов.

Из всего прочего, очень все любят ездить куда-нибудь путешествовать. Достаточно дать команду, вся семья готова, не одеваясь, не собираясь, залезать в машину и мчаться куда угодно.

Разные Все дети — совершенно разные. Самая младшая — умеет настоять на своем, хотя еще и говорить толком не умеет. Даже готова драться, чтобы отстаивать свое.

При этом Сонечка — такое чудо, она всегда поет или стихи рассказывает. Вера — целеустремленная, жесткая, строгих правил, подруливает.

Андрюша, он у нас очень хороший, добрый, покладистый.

Но — разгильдяй страшный. При этом он сам понимает это. Спросишь: «Андрюша, что с тобой, чего ты весь грязный?» «Понимаешь, вылезал из машины, за что-то зацепился и, конечно, упал».

Вика — настоящая принцесса. А Саша — такая белая и пушистая.

Как шиншилла. Тем, кто собирается взять ребенка Человек, который собирается взять ребенка в семью, должен первым делом выбить из головы всю дурь из серии:

«Вот я оказываю благодеяние этому миленькому ребеночку»

. Забыть ее и понять, что это они тебе делают благодеяние. А второе, здесь как шахматах: взялся, ходи.

Нельзя давать задний ход. Потому, что «мы в ответе за тех, кого приручили». Нужно быть готовыми ко всему.

Ведь мы не знаем привычек этих детей, возможно, заложенных, когда они жили в кровной семье, не знаем, что употребляла его мама во время беременности… У меня есть такой тест своеобразный для докторов на вменяемость. Предъявляешь доктору — профессору, умнице все документы, он внимательно читает и обычно задает первый вопрос: «Как протекали роды?». Приходится отвечать: «Доктор, откуда мы можем это знать?!» Мы ничего не знаем.

А потому надо быть готовым, что может быть все что угодно, самое плохое. Вдруг будет воровать, убегать из дому… Вот когда ты к этому готов и спокойно воспринимаешь происходящее, а оказывается, что он и не ворует, и в помойку не лезет, и из дома не убегает — появляется счастье. Начинаешь понимать, что ребенок замечательный… Телефон потерял уже третий?

Да ну его, телефон, главное — ребенок хороший.

Источник: 21 декабря 2012 г. скрыть способы оплаты

Почему женщины отказываются от своих новорожденных детей

Многим этот вопрос может показаться философским и совершенно неважным. Однако специалисты из области психологии уверены, что именно ответ на него позволит кардинально изменить ситуацию.

Хотя пока все же психологам не удалось найти точный ответ. Но все же в этой области продолжают вестись активные исследования.

Некоторые специалисты предполагают, что подобное стремление отказаться от ребенка связано с полным отсутствием материнского инстинкта. До определенного времени считалось, что он присущ абсолютно всем особям женского пола.

Однако ученые уверены, что это заблуждение. Говоря об инстинктах, необходимо понимать, что они особенно сильны у животных.

Поскольку разум представителей животной фауны попросту не способен их подавлять.

Но человек эволюционировал, и это позволило ему взять вверх над многими инстинктами. Собственно, именно это и отличает человека от животных. Поэтому ошибочно считать, что материнский инстинкт невозможно подавить.

При желании подобное действительно происходит.

Также ученые считают, что растущее количество отказников является результатом давления общества и жесткой позиции большинства граждан относительно абортов. Далеко не каждый человек способен переступить через себя и выступить против общества.

Именно по этой причине женщины предпочитают родить малыша и только после этого от него отказаться.

Примечательно, что многие дамы, отказавшиеся от сына или дочери, не считают свой поступок постыдным. Они верят, что поступают правильно, поскольку спасают ребенка и в детском доме его ждет лучшая судьба.

Разумеется, речь идет о неблагополучных семьях, которые не могут обеспечить ребенку:

  1. возможность обучаться;
  2. необходимый уход;
  3. возможность нормально развиваться.

Сюда можно отнести и «спасение» от бедности. Некоторые надеются, что их кроха попадет в хорошую семью и ему обеспечат сытую и достойную жизнь.

Но предугадать, как именно сложится судьба отказника, невозможно. Следовательно, нет никакой гарантии того, что он окажется в хорошей семье.

ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ: Срок исковой давности по наследственным делам Существует масса примеров того, как усыновленные дети попадали в руки к настоящим садистам, которые просто хотели за их счет поправить свое материальное положение.

И поэтому первоочередной задачей является донесение до широких масс того факта, что никто не может гарантировать безопасность усыновленного ребенка.

Возможно, это поможет разбить розовые очки таких матерей, которые считают, что помогают младенцу.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: Отправить Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных Читайте также СЕГОДНЯ 01:53 СЕГОДНЯ 01:45 23 Дек.20:40 Сегодня 1:00 23 Декабря 2019 20:08 23 Декабря 2019 18:50 23 Декабря 2019 18:30 23 Декабря 2019 17:20 23 Декабря 2019 14:42 23 Декабря 2019 19:00 23 Декабря 2019 16:10 23 Декабря 2019 13:50 23 Декабря 2019 1:00 Сегодня 1:00 23 Декабря 2019 13:13 23 Декабря 2019 13:02 23 Декабря 2019 14:00 23 Декабря 2019 1:00 23 Декабря 2019 12:22 23 Декабря 2019 12:07 23 Декабря 2019 11:04 23 Декабря 2019 12:10 23 Декабря 2019 13:00 23 Декабря 2019 9:14 23 Декабря 2019 12:40 23 Декабря 2019 1:05 23 Декабря 2019 11:15

В моем личном дневнике есть записи с 2008 года о том, что я хочу приемного ребенка

Мне тогда был 21 год. Откуда это пришло — неизвестно.

Может, потому что бабушка с дедом работали в спецшколе с сиротами и я крутилась вместе с ними. К действиям перешла ближе к 25, уже будучи замужем.

Начала с волонтерства. На сайте взяла подшефную из Котласа, писала ей письма, слала посылки. Потом читала истории усыновления в гугле, и было все так приторно-сладко в них, что настораживало.

И тут вышла на форум . С реальными мамами, детьми и историями. Так там и осталась. Читала, впитывала, напрашивалась в гости, знакомились ездили с мужем. Смотрела базы данных, смотрела документальные фильмы, съездила волонтером в детский дом.

Затем прошла Школу приемных родителей, ну и муж прошел за компанию (хотя это необязательно). После этого родился наш первый сын Лука, и мысли о «приемстве» отпустили. А потом у сына начали резаться зубки.

И я задумалась: а кто в детдомах деток качает, когда невыносимо больно? Вот Лука проснулся среди ночи, испугался, кричит, меня потерял.

А какой ужас испытывают те дети? Ведь они тоже кричат. Но Лука знает, что я приду, что я есть.

А они-то если и инстинктивно понимают, что кто-то должен быть (мама), то осознать этого не могут.