Безвозмездные сделки между коммерческими организациями невозможны гк

Безвозмездные сделки между коммерческими организациями невозможны гк

Безвозмездные сделки и их особенности

Размер платы определяется общим соглашением сторон. Когда цена не установлена имеющимся договором, то оплата должна быть осуществлена по цене, которую взимают за аналогичные работы, аналогичные товары, услуги при подобных обстоятельствах. Сделки безвозмездные могут быть совершены и без ограничения в отношениях между разными физ лицами.

Возможны эти соглашения в отношениях с участием юридических лиц, если они не противоречат всем имеющимся требованиям закона.

Сделки собой представляют акты волевых, осознанных и целенаправленных действий юридических, физических лиц, совершая которые лица стремятся к достижению неких правовых последствий.

Судебная практика по безвозмездным сделкам

Судебная практика показывает, что организации могут выступать получателями выгоды по любым видам невозмездных соглашений при условии, что другой стороной выступает гражданин.

В этом случае коммерческая фирма может быть получателем завещания, при условии волеизъявления гражданина. Для этого гражданину достаточно обратиться к нотариусу с паспортом и оформить необходимые бумаги. Если у Вас есть вопросы, проконсультируйтесь у юриста Задать свой вопрос можно в форму ниже, в окошко онлайн-консультанта справа внизу экрана или позвоните по номерам (круглосуточно и без выходных):

  1. +7 (812) 467-36-11 — Санкт-Петербург и обл.;
  2. 8 (800) 350-31-96 — все регионы РФ.
  3. +7 (499) 938-42-49 — Москва и обл.;

Кто-то хочет подарить то или иное имущество от чистого сердца, кто-то таким образом пытается уменьшить сумму налога, которую пришлось бы заплатить при официальной продаже.

Впрочем, если человек действует не лично от себя, а от имени юридического лица, то договор дарения все равно предусматривает определенную процедуру, прописанную в законодательстве.

Кому и для чего необходимы такие договоры

На самом деле, оказание услуг безвозмездно встречается достаточно часто. Так, например, все мы сдавали предметы одежды в гардероб.

Несмотря на то, что все в данном случае происходит по устной договоренности, организация, взявшая на себя функции по приему одежды, временно хранит ее и, соответственно, несет определенные обязательства. Таким образом, со стороны законодательства, подобное соглашение вполне может быть договором. Однако в большинстве случаев считается, что в рамках устных договоров:

  1. у сторон отсутствуют обязательства, возникающие после подписания договора, в случае, если бы услуги оплачивались одной из них;
  2. услуги могут быть оказаны не должным образом.

И это совершенно не правильно.

Услуги не могут быть оказаны спустя рукава даже тогда, когда это было сделано бесплатно. Таким образом, договор оказания услуг на безвозмездной основе, заключенный в письменном виде позволяет избежать проблем с выполнением сторонами взятых на себя обязательств.

Имеют ли право юридические лица заключать безвозмездные сделки

Согласно п.

3 ст. 423 ГК РФ, все гражданско-правовые договоры являются возмездными, если в самом договоре не указано иное.

Если в документе предусмотрено какое-либо вознаграждение, то договор уже считается возмездным. На основании ст. 423 Гражданского кодекса РФ, безвозмездные сделки могут быть заключены между:

  • Коммерческими и некоммерческими организациями, если сделка не запрещается законодательством.
  • Некоммерческими организациями, если в результате сделки реализуются уставные цели.
  • Коммерческими организациями, при условии, что договор не имеет признаков дарения, а безвозмездность не противоречит нормам закона и сути сделки.

Закон прямо не запрещает заключение сделок без вознаграждения между юридическими лицами, но на практике оформление такого договора имеет серьезные нюансы. Важно! Если две коммерческие организации заключают договор безвозмездной передачи имущества в пользование, при этом одна является учредителем второй, заключение такой сделки невозможно.

Проблемы с заключением невознаграждаемого договора возникают, когда сделка предполагает получение выгоды одной из сторон.

Гражданское и налоговое законодательство о безвозмездных сделках

Безвозмездные сделки, как правило, заключают между собой взаимозависимые компании.

Эта зависимость может выражаться в участии в уставном (складочном) капитале, в организации товарных и денежных потоков и т.

п. Наиболее часто безвозмездные сделки встречаются между учредителями и созданными ими организациями. Основной целью таких сделок является потенциальная экономия, которую получает организация от пользования имуществом учредителя.

При этом учредитель за счет экономии на расходах «своей» организации планирует увеличить сумму потенциальных дивидендов. Таким образом, и учредитель, и созданная им организация оптимизируют систему денежных расчетов между собой, исключая лишние платежи за пользование имуществом, трансформируя доходы учредителя от передачи имущества в пользование в дивиденды.

Однако стороны таких безвозмездных сделок не принимают во внимание некоторые положения Гражданского кодекса РФ.

В соответствии с абзацем 3 статьи 2 ГК РФ гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность. Здесь же ГК РФ определяет, что под предпринимательской деятельностью понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Из этой нормы можно сделать вывод, что единственной целью существования хозяйствующего субъекта является достижение экономической выгоды. Следовательно, для субъектов предпринимательской деятельности заключение безвозмездных сделок является нехарактерным. Более того, пункт 3 статьи 423 ГК РФ предполагает, что все договоры по общему правилу являются возмездными.

Необходимо обратить внимание и на пункт 4 статьи 575 ГК РФ, в соответствии с которым безвозмездные сделки между коммерческими организациями прямо запрещены законом.

Это ограничение распространяется и на индивидуальных предпринимателей (п.

3 ст. 23 ГК РФ). Одновременно нельзя забывать о том, что заключение безвозмездных сделок вопреки статье 575 ГК РФ является основанием для их признания недействительными, так как они не соответствуют закону (ст.

168 ГК РФ). Но именно в силу возможной оспоримости безвозмездной сделки необходимо уяснить ее основной квалифицирующий признак — безвозмездность. Упрощенное рассмотрение данного понятия приводит к выводу, что к безвозмездным относятся сделки, в рамках которых одна из сторон не получает (и не предполагает получения) эквивалентного вознаграждения.

Однако ВАС РФ в пункте 3 Информационного письма от 21.12.2005 № 104 подчеркнул, что сделка в соответствии с ГК РФ может квалифицироваться как безвозмездная только в том случае, если сторона, передающая имущество или освобождающая должника от обязанности, не преследует при этом никаких экономических выгод. Таким образом, ВАС РФ предложил совершенно иной подход к определению степени «безвозмездности» сделок.

В целях установления характера сделки необходимо учитывать весь спектр экономических взаимоотношений хозяйствующих субъектов, а не ограничиваться только анализом денежных расчетов между сторонами сделки.

Если с позиций, предложенных ВАС РФ, оценить «безвозмездные» сделки, заключаемые хозяйствующими субъектами, можно сделать вывод о том, что такие сделки носят возмездный характер, однако эта возмездность неочевидна, что требует более детального рассмотрения таких отношений. Обратите внимание, что в целях налогообложения безвозмездные сделки не рассматриваются как порочные.

При их совершении у налогоплательщика возникают налоговые обязательства (подп.

1 п. 1 ст. 146, п. 8 ст. 250 НК РФ). Как видим, российское законодательство содержит определенную коллизию: в соответствии с ГК РФ безвозмездная сделка может быть признана недействительной, однако данный факт в соответствии с НК РФ никоим образом не влияет на факт возникновения налоговых обязательств.
Как видим, российское законодательство содержит определенную коллизию: в соответствии с ГК РФ безвозмездная сделка может быть признана недействительной, однако данный факт в соответствии с НК РФ никоим образом не влияет на факт возникновения налоговых обязательств.

Возможен ли безвозмездный договор вне юрисдикции ГК РФ?

Действительно, безвозмездный (равно как и возмездный) договор между юрлицами может заключаться в форме, не предусмотренной ГК РФ либо иными законами (п. 2 ст. 421 ГК РФ). При этом к отдельным событиям в рамках правоотношений сторон могут применяться нормы ГК РФ и иных законов по принципу аналогии права. Кроме того, юрлица вправе вступать в безвозмездные правоотношения не только по договору (как двусторонней сделке), но и на других основаниях, возможно, не предусмотренных законом, но при условии, что они не противоречат ему (подп.

1 п. 1 ст. 8 ГК РФ). Примеры безвозмездных договоров, составление которых не регламентируется ГК РФ (но может регулироваться его положениями исходя из принципа аналогии права):

  1. защите конфиденциальных данных;
  2. кредитовании с применением векселей.
  3. о спонсорстве;
  4. добровольной компенсации ущерба;
  5. партнерстве;

Безусловно, возможно заключение различных безвозмездных договоров между российскими и зарубежными фирмами. При этом если такие договоры заключены в юрисдикции международных соглашений, подписанных Россией, то при рассмотрении правовых последствий данных договоров применяются, в первую очередь, международные нормы (п. 2 ст. 7 ГК РФ).

Можно ли оказывать услуги безвозмездно

Гражданское законодательство не определяет подробные правила, на условиях которых обязан быть совершен договор безвозмездного оказания услуг.

Вместе с тем в нем имеется разрешение на заключение такого договора. Так, ГК устанавливает, что субъекты права могут заключать не исключительно возмездные, но и бесплатные договоры. Таким образом, к рассматриваемой разновидности соглашений применяются всеобщие критерии, поставленные для всех двусторонних и многосторонних сделок.

То есть, составляя договор на безвозмездное оказание услуг, необходимо придерживаться требований, установленных к форме и другим атрибутам соглашений. Отличительной особенностью при этом будет обязательное указание в тексте договора пункта о его безвозмездности.

Консультация юриста

Вопрос Обязан ли я уплачивать подоходный налог, если организация, в которой я работаю, безвозмездно подарит мне телефон?

Ответ Согласно п. 28 ст. 217 НК, такая обязанность возникнет у вас только в случае, если стоимость подарка превысит 4 тыс.

рублей. В таком случае НДФЛ будет исчисляться из стоимости, превышающей 4 тыс. рублей. В то же время согласно ст. 226 НК, обязанность по удержанию налога из вашей З/П будет наделен ваш работодатель, ведь он является вашим налоговым агентом.

Вопрос Акционерное общество подарило общественной организации складское помещение. Каков будет размер госпошлины при регистрации прав на них?

Ответ Общественная организация является юридическим лицом.

Согласно п. 22 ст. 333.33 НК, размер госпошлины при регистрации прав на недвижимость для юр. лиц составляет 22 тыс. рублей и подлежит уплате перед подачей документов. У вас остались вопросы? 3 важные причины воспользоваться помощью юриста прямо сейчас Быстро Оперативный ответ на все ваши вопросы!

Качественно Ваша проблема не останется без внимания! Достоверно С вами общаются практикующие юристы! Схема нашей работы Вопрос Вы задаете вопросы дежурному юристу. Юрист Юрист анализирует ваш вопрос. Связь Юрист связывается с вами. Вопрос Вы задаете вопросы дежурному юристу. Юрист Юрист анализирует ваш вопрос.

Юрист Юрист анализирует ваш вопрос.

Связь Юрист связывается с вами. Наши преимущества Вы быстро получите ответ на свой вопрос Средняя скорость ответа Количество консультаций за сегодня Количество консультаций всего Задайте свой вопрос юристу! Источник: http://dogovor-darenija.ru/komu-darit/yuridicheskimi-licami-i-ip/organizacii/

Рекомендуем ознакомиться:

Безвозмездный договор

Возможность заключения безвозмездного договора указана в ст.

423 ГК РФ, согласно которой договор признается таковым, если одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее оплаты или какого-либо иного встречного предоставления. При этом ГК не оговаривается порядок и условия безвозмездного договора на оказание услуг. Особенностью соглашений о выполнении работ, оказании услуг на безоплатной основе является отсутствие условий о вознаграждениях за поставленный товар или выполненные услуги, при этом блок информации об ответственности за невыполнение взятых на себя обязательств должен присутствовать.

Отсутствие требований по оплате услуг не означает, что одна из сторон вправе выполнять свои обязательства частично или в полном объеме, но с нарушением других нормативов. Таким образом, характерными признаками безвозмездных договоров являются отсутствие условий оплаты и требований о выплате неустоек или возмещении убытков за ненадлежащее или неполное исполнение обязательств.

В договоре указываются следующие условия:

  1. наименование документа, в котором будет фигурировать условие безвозмездности;
  2. дата и место заключения соглашения;
  3. подписи сторон.
  4. предмет соглашения с детальным описанием выполняемых услуг или работ и срок их выполнения;
  5. срок действия договора;
  6. гарантии исполнения сторонами сделки взятых на себя обязательств;
  7. реквизиты всех участвующих сторон;

Безвозмездное оказание услуг по хранению имущества

Статья 896 Гражданского кодекса РФ, в общем порядке устанавливает возмездность договора на хранение вещей.

Но стороны имеют право включить в договор пункты, указывающие, что юридическое лицо принимающее имущество на хранение не получает платы за услугу. Также возможность хранения без получения вознаграждения предусматривается ст. 897 Гражданского кодекса РФ. Хотя в ней и сказано, что держатель вещи обязан возместить хранителю понесенные расходы, связанные с оказанием услуги, пункт дополняется формулировкой «если договором не предусмотрено иное».

На практике безвозмездная сделка по хранению вещей между юридическими лицами может стать частью правоотношений, при которых держатель имущества оказывает безвозмездную услугу хранителю в соответствии со своим видом деятельности.

Дарение между коммерческими организациями

Недавнее (хотя и прошлогоднее) на zakon.ru Максима Баранова, в котором рассматривалось Определение ВС РФ от 1 декабря 2015 г.

N 305-ЭС15-5505, послужило для меня поводом еще раз задуматься над вопросом о применении пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ и понимании п. 10 (далее – Информационное письмо ВАС РФ N 120). Перед тем, как перейти к основной теме обсуждения, обращу внимание на некоторые косвенные, но важные моменты. 1.1) Экономическая целесообразность цены, согласованной сторонами Согласованная сторонами в договоре цена – это, с одной стороны, вопрос исключительно коммерческий.
1.1) Экономическая целесообразность цены, согласованной сторонами Согласованная сторонами в договоре цена – это, с одной стороны, вопрос исключительно коммерческий.

С другой же стороны, суды активно оценивают согласованную цену на соответствие ее рыночной и делают исходя из результатов оценки (а это так-то лишь установленная формальная истина) далекоидущие правовые выводы: – :

«Между тем условие договора, определяющее предоставление со стороны одного лица, существенно превышающее встречное предоставление или обычную рыночную цену, уплачиваемую в подобных случаях, может свидетельствовать о недобросовестном поведении, являющемся основанием для признания сделки недействительной в соответствии со статьями 10, 168 ГК РФ»

; – п. 11 :

«В соответствии со статьей 179 ГК РФ к элементам состава, установленного для признания сделки недействительной как кабальной, относится заключение сделки на крайне невыгодных условиях, о чем может свидетельствовать, в частности, чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида»

; – п. 2 : «О наличии явного ущерба для общества свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке обществом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного обществом в пользу контрагента.

При этом другая сторона должна знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было очевидно для любого обычного контрагента в момент заключения сделки». Таким образом, сопоставление установленной судом рыночной цены с согласованной сторонами ценой (оценка эквивалентности встречных предоставлений) – это допустимая отправная точка для тех или иных правовых последствий.

1.2) Притворность и толкование договора В силу п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, т.е. сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила. Следует отметить: а) Недопустимость удвоения воли: притворность договора подразумевает не «рядовую» недействительность порочной сделки, а некое разъединение на прикрывающий (недействительный) и прикрываемый (действительный) договор.

Однако иногда и прикрываемый договор тоже является недействительным (содержит тот или иной порок).

б) Цель сторон притворного договора – скрыть прикрываемый договор. в) Изначально следует квалифицировать договор, и лишь потом можно обсуждать притворность.

Относительно «в»: на основании ч.

1 ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Согласно ч. 2 ст. 431 ГК РФ если правила, содержащиеся в ч.

1 ст. 431 ГК РФ, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

Следовательно, с точки зрения позитивного права толкование договора представляет собой следующий процесс (упрощенно): I) выясняется буквальное значение слов и выражений; II) если этого недостаточно, то выясняется действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

Это подтверждает и ВС РФ в : «При определении того, был ли между сторонами заключен договор, каким является содержание его условий и как они соотносятся между собой, совпадает ли волеизъявление сторон с их действительной общей волей, а также является ли договор мнимой или притворной сделкой, суду необходимо применить правила толкования договора, установленные статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Это подтверждает и ВС РФ в : «При определении того, был ли между сторонами заключен договор, каким является содержание его условий и как они соотносятся между собой, совпадает ли волеизъявление сторон с их действительной общей волей, а также является ли договор мнимой или притворной сделкой, суду необходимо применить правила толкования договора, установленные статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации.

* Таким образом, основной способ толкования условий договора состоит в выяснении буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений. * Соответственно использование другого способа толкования условий договора — выяснение действительной общей воли сторон с учетом цели договора — допустимо в том случае, если применение основного способа толкования не позволило определить содержание условий договора».

«В связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки»

(, п. 87 , далее – Постановление Пленума ВС РФ N 25).

«Дополнительный» способ толкования (ч. 2 ст. 431 ГК РФ с точки зрения определения предмета договора) и выявление притворности договора весьма схожи, но смешивать их, на мой взгляд, не сто́ит. Относительно «соглашений об уступке», цитата из п.

10 Информационного письма N 120:

«не прикрывает ли соглашение об уступке права (требования) сделку дарения»

. Соглашение об уступке требования – это универсальное название для разнообразных договоров, которые «двигают» требования, и некорректно говорить о притворности соглашения об уступке требования до того момента, пока не будет дана надлежащая квалификация соответствующему договору.

К примеру, соглашение об уступке требования, которое буквально является договором дарения, странно было бы считать прикрывающим этот же договор дарения. Обычное возмездное соглашение об уступке за определенную денежную сумму – это договор купли-продажи (п.

4 ст. 454 ГК РФ); соглашение о безвозмездной уступке – договор дарения (п.

1 ст. 572 ГК РФ). Можно допустить и «оплату требованием» оказываемых услуг (ст. 779 ГК РФ/ст. 421 ГК РФ), и т.п. И следует разделять, когда: а) договор некорректно озаглавлен и (или) в нем что-либо некорректно сформулировано; и б) договор направлен на достижение других правовых последствий.

Название договора, например, не предопределяет квалификацию договора: – п. 5 :

«При оценке судом того, является ли договор непоименованным, принимается во внимание не его название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и т.д.»

; – : «Квалификация договора определяется не названием, а его содержанием». Случаи же, когда за притворной сделкой обнаруживается еще одна, тоже притворная (п.

88 Постановление Пленума ВС РФ N 25), – это вопрос чуть вне основного аспекта настоящего обсуждения. 2.1) В силу пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ в отношениях между коммерческими организациями не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей. Толковать данный запрет можно по-разному: как запрет устанавливать в b2b договорах буквальную безвозмездность («цена: 0 руб.», скажем так), как на безвозмездность исключительно в деятельности, направленной на систематическое получение прибыли, как запрет на возмутительно неэквивалентное встречное предоставление (т.е.

явно или неявно его отсутствие, по сути).

При этом с недавних пор: презюмируется оспоримость сделок, нарушающих требования закона (п. 1 ст. 168 ГК РФ), оспоримые сделки могут быть оспорены только стороной сделки или лицом, указанным в законе (п.

2 ст. 166 ГК РФ), да и

«заявление о недействительности сделки не имеет правового значения»

(п.

5 ст. 166 ГК РФ, п. 1 ст. 431.1 ГК РФ). Следовательно, на сегодняшний день такой запрет (который, вроде как, защищает интересы участников дарителя и кредиторов дарителя) имеет смысл исключительно в том случае, если мы признаем ничтожность такого дарения (п.

2 ст. 168 ГК РФ), т.к. в случае ничтожности такие сделки может признать недействительными и участник (на основании закона – абз.

6 п. 1 ст. 65.2 ГК РФ), и кредитор (в соответствии с разъяснениями ВС РФ – абз. 2 п. 78 Постановления Пленума ВС РФ N 25).

Иначе (при оспоримости) – недосягаемая и бессмысленная недействительность. 2.2) Безвозмездность и дарение Согласно п.

3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. В соответствии с разъяснениями ВАС РФ: –

«Суд кассационной инстанции не учел положений пункта 2 статьи 572 Кодекса, в силу которых обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара»

(); – «В соответствии со статьей 572 Гражданского кодекса по договору дарения передача имущества осуществляется безвозмездно, при этом обязательным признаком договора является вытекающее из него очевидное намерение передать имущество в качестве дара» (); – «Таким образом, дарение имущества предполагает наличие волеизъявления дарителя, намеревающегося безвозмездно передать принадлежащее ему имущество иному лицу именно в качестве дара (с намерением облагодетельствовать одаряемого), а не по какому-либо другому основанию, вытекающему из экономических отношений сторон сделки * отсутствие прямого встречного предоставления является особенностью взаимоотношений основного и дочернего обществ, представляющих собой с экономической точки зрения единый хозяйствующий субъект * Учитывая подконтрольность общества концерну и общие цели их экономической деятельности, для реализации которых может возникать необходимость в перераспределении имущества (ресурсов) между основным и дочерним обществами, квалификация любых совершаемых между такими лицами сделок по передаче имущества без прямого встречного предоставления в качестве дарения является ошибочной» (собственно, безвозмездная передача имущества внутри холдинга не является дарением, ).

3.1) Безвозмездность квазивозмездного: спорные ситуации Если в b2b договоре явно предусмотрено «бесплатно/в качестве дара», вопросов особо не возникнет.

Но есть некоторые тонкие, пограничные ситуации: I) Лицо А продает Лицу Б некое имущество (объективно ликвидное и дорогое) за денежную сумму, которая близка к 0 (за 5 коп., например). II) Лицо А продает Лицу Б некое имущество за денежную сумму, которая возмутительно ниже рыночной стоимости имущества.

Т.е. именно не математика за 2-й класс для юристов (вроде «в два или более раза»), а далее, например, будет пример с отчуждением исключительных прав на товарный знак за 3 000 руб. при рыночной цене в 11 000 000 руб.

(в ≈ 3666 раз ниже стоимости предоставления – это уже повод задуматься).

Ситуации I и II могут часто пересекаться. III) Лицо А продает Лицу Б некое право кредитора по обязательству (требование) за денежную сумму, которая возмутительно выше рыночной стоимости права требования. Рафинированный пример: продажа объективно безнадежной дебиторки за несколько сотен миллионов рублей.

На мой взгляд, в таких ситуациях (особенно, если брать их яркие примеры) речь идет о банальных «схемах» и т.п.; если и допустить, что некие такие сделки могут быть экономически обоснованы, то это лишь мизерный процент от общего числа таких сделок. И, кстати, абз. 3 п. 87 Постановления Пленума ВС РФ N 25: «Притворной сделкой считается также та, которая совершена на иных условиях. Например, при установлении того факта, что стороны с целью прикрыть сделку на крупную сумму совершили сделку на меньшую сумму, суд признает заключенную между сторонами сделку как совершенную на крупную сумму, то есть применяет относящиеся к прикрываемой сделке правила»; ВС РФ и на уровне постановления Пленума ВС РФ вполне допускает притворность при махинациях с ценой договора.

3.2) Безвозмездность квазивозмездного: судебная практика «Безвозмездность квазивозмездного» в судебных актах встречается. При исследовании соответствующих актов зачастую между строк виднеется «десятка» (ст. 10 ГК РФ), а иногда судьи и прямо указывают на недобросовестность; т.е.

прямо или имплицитно появляется почва и для применения ст.ст. 10, 168 ГК РФ (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ N 25).

В некоторых случаях вообще можно вспомнить о мнимости, тем более с учетом следующего подхода:

«стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение»

(п. 86 Постановления Пленума ВС РФ N 25).

Все эти тонкие, пограничные ситуации – непростой вопрос; абсолютные позиции здесь сомнительны.

Поэтому нижеизложенная судебная практика не аксиоматичная, конечно же, а информационно-ознакомительного характера. Итак: – : «Однако, факт оплаты стоимости проданных транспортных средств в момент заключения договора купли-продажи материалами дела подтвержден не был. Делая вывод о притворности данной спорной сделки, суд кассационной инстанции исходит из того, что материалами дела подтверждается факт неисполнения сторонами в полном объеме обязательств, вытекающих из договора купли-продажи от 01.05.2012.

Истолковав вышеуказанный договор, проанализировав поведение сторон, а также учитывая наличие между сторонами близко-родственных отношений, кассационная инстанция приходит к выводу о необходимости опровержения презумпции возмездности сделки, поскольку стороны по сути, рассчитывали на безвозмездное отчуждение имущества в пользу ИП Деминой Н.Н.

На основании изложенного суд считает, что данная сделка является притворной, фактически прикрывающей договор дарения»; – : «Как видно из материалов дела, стоимость отчужденных по оспариваемому договору исключительных прав на товарные знаки «Проворный ткачик» и «Nimble weaver» составила 3000 руб.

В то же время согласно представленному истцом отчету от 08.10.2012 N 246/12 стоимость указанных прав составляет 11 000 000 руб.

(округленно). Не соглашаясь с выводами, содержащимися в указанном отчете, ООО «Приоритет+» не представило доказательств того, что стоимость отчужденных исключительных прав на товарные знаки, установленная в оспариваемом договоре, соответствовала их рыночной стоимости, а также того, что в результате совершения оспариваемой сделки ООО «Максимум» получило экономическую выгоду.

При таком положении суды первой и апелляционной инстанций признали отчет от 08.10.2012 N 246/12 допустимым доказательством, подтверждающим рыночную стоимость исключительных прав на товарные знаки, являющихся предметом оспариваемого договора, и пришли к выводу о том, что указанный договор фактическим прикрывает сделку дарения. С учетом того, что в силу подпункта 4 пункта 1 статьи 575 ГК РФ в отношениях между коммерческими организациями, каковыми являются ООО «Максимум» и ООО «Приоритет+», дарение не допускается, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей, а также учитывая, что исключительные права на спорные товарные знаки не могут быть отнесены к обычным подаркам, суды признали оспариваемый договор недействительным и применили последствия его недействительности»; – : «Постановлением от 22.04.2010 г. судебным приставом-исполнителем СМО по ИОВИП УФССП по МО на основании исполнительного листа N 031268630 от 01.03.2010 г., выданного во исполнение решения Наро-Фоминского городского суда от 27.11.2009 г.

по делу N 2-5003/09 о взыскании с должника ИП Ермакова В.В. в пользу взыскателя Аксаковой Н.В. денежных средств в сумме 2 783 729 руб.

63 коп. — обращено взыскание на денежные средства Ермакова В.В. на расчетном счете N 40802810800000000336 в ОАО КБ «СДМ-БАНК» * В последующем, 12.07.2010 г. между ИП Ермаковым В.В. (цедент) и ИП Плавинской Н.Е.

(цессионарий) заключен договор цессии, по условиям которого цедент передает в полном объеме, а цессионарий принимает и оплачивает принадлежащие цеденту права требования к ООО «КОМФИС» по уплате причитающейся по договору аренды от 23.05.2007 г. N CFS-001 арендной платы * п.

1.4., 2.1. договора цессии установлено, что момент перехода права требования соответствует моменту оплаты цены уступаемого права зачетом встречным однородным денежным требованием. Применительно к положениям п.

4 ст. 575 ГК РФ в отношениях между индивидуальными предпринимателями не допускается дарение. В силу норм действующего гражданского законодательства и обычаев делового оборота возмездность сделок между хозяйствующими субъектами презюмируется. Однако, в материалы дела не представлено доказательств наличия по состоянию на 12.07.2010 г.

денежного обязательства ИП Ермакова В.В.

перед ИП Плавинской Н.Е. в размере 3 000 000 руб. На предложение суда апелляционной инстанции ни ИП Ермаков В.В., ни ИП Плавинская Н.Е. дополнительных доказательств существования права требования, в зачет которого было прекращено право требования оплаты уступаемого по договору цессии от 12.07.2010 г.

права требования, не представили. Таким образом, истцом не было представлено доказательств перехода к ИП Плавинской Н.Е. прав требования по договору аренды в порядке, предусмотренном п.

п. 1.4, 2.1 договора цессии»; – : «Положение дополнительного соглашения об оплате 50 процентов от фактически взысканной суммы долга не позволяет признать, что сторонами была достигнута договоренность о цене договора: помимо того, что это соглашение не может быть признано заключенным, указанное в нем положение означает, что Фирма не должна платить Обществу каких-либо сумм в счет договора цессии, если полностью не взыщет с Предприятия задолженность. Следовательно, соглашение заведомо предполагало безвозмездность цессии в случае полного неполучения Фирмой от Предприятия долга.

Отсутствие цены в договоре цессии, изготовление одностороннего соглашения, представленного лишь в материалы данного дела, отсутствие на протяжении длительного периода времени оплаты со стороны Фирмы в счет уступленного ей Обществом права, учитывая, что с даты заключения договора цессии прошло фактически два года до предъявления конкурсным управляющим требования о признании договора недействительным, несовершение сторонами каких-либо действий для решения вопроса об оплате цессии, — все эти обстоятельства, оцененные судом в совокупности, позволили признать установленным, что при заключении договора стороны предполагали его безвозмездность.

Иного по делу не доказано»; – : «Рассматривая вопрос о возмездности сделки купли-продажи имущества, по которой предусмотрена оплата векселями, суды вправе оценивать доводы, связанные с эквивалентностью стоимости имущества и векселей * В данном случае суд апелляционной инстанции установил, что упомянутые векселя изначально не могли расцениваться в качестве оплаты по договору купли-продажи от 13.09.2008, и это обстоятельство было очевидным для сторон * Учитывая изложенные обстоятельства, суд апелляционной инстанции сделал верный вывод о том, что сторонами изначально не предполагалась оплата спорного имущества по договору от 13.09.2008 * Суд апелляционной инстанции, истолковав договор купли-продажи от 13.09.2008, проанализировав поведение сторон, пришел к выводу о необходимости опровержения презумпции возмездности и установил, что стороны, по сути, рассчитывали на безвозмездное отчуждение имущества в пользу общества «Пенза-Трейд». В связи с этим суд сделал вывод о том, что договор купли-продажи от 13.09.2008 ничтожен согласно пункту 2 статьи 170 ГК РФ, так как прикрывает договор дарения, запрещенный между коммерческими организациями (подпункт 4 пункта 1 статьи 575 ГК РФ)». Относительно случая, когда немного позднее спохватились и что-то нарисовали, можно отметить также такие примеры: – : «Апелляционный суд, исходя из того, что сторонами спорного договора являются индивидуальный предприниматель — глава крестьянского (фермерского) хозяйства А.М.Кобченко и СХПК «Дальнегорский», по спорной сделке не предусмотрено встречного имущественного предоставления при передаче предпринимателю всего имущества кооператива, в связи с чем к данным правоотношениям применим пункт 4 статьи 575 ГК РФ, согласно которому не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями, пришел к правильному выводу об удовлетворении требований истцов о признании спорной сделки ничтожной в силу статьи 168 ГК РФ.

При этом апелляционный суд не принял в качестве доказательства отсутствия дарения, подписанное сторонами после совершения сделки дарения соглашение о зачете от 25.12.2009, на основании которого стороны зачли стоимость переданного предпринимателю по спорной сделке имущества в счет погашения задолженности кооператива по договорам займа, указав на отсутствие в материалах дела доказательств займа и наличия воли сторон при совершении сделки на передачу имущества в счет какого-либо встречного предоставления.

С учетом изложенного принятое по делу постановление соответствует установленным по делу обстоятельствам, имеющимся в деле доказательствам и подлежащим применению нормам материального права»; – : «В пункте 5 договора перенайма от 20.02.2006 указано, что сторона переуступает права и обязанности по договору аренды N 2964 от 12.05.2005 на земельный участок бесплатно. Таким образом, исходя из буквального толкования указанного пункта следует, что данный договор является безвозмездным.

То обстоятельство, что к договору перенайма сторонами было заключено дополнительное соглашение, на основании которого впоследствии (20.01.2007 согласно квитанции к приходному кассовому ордеру N 1-01/2007) предпринимателем Гусевым В.А.

была внесена плата за передачу ему прав и обязанностей по договору аренды N 2964 от 12.05.2005, не может повлиять на законность сделки, поскольку в соответствии со статьями 164, 389, 609 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 26 Земельного кодекса Российской Федерации спорная сделка подлежит государственной регистрации». Стоит отметить, что правило из пп.

4 п. 1 ст. 575 ГК РФ применяется судами также и в отношении граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность, со ссылкой на п. 3 ст. 23 ГК РФ. С учетом всего вышеизложенного, в том числе изменений в законодательстве, возникают интересные вопросы: а) На что все-таки направлен запрет из пп.

4 п. 1 ст. 575 ГК РФ и как его толковать? б) Есть ли теперь смысл в данном запрете?